Своеобразие ранней лирики А. Ахматовой

Я несу букет левкоев белых.
Для того в них тайный скрыт огонь,
Кто, беря цветы из рук несмелых,
Тронет теплую ладонь.
А. Ахматова
Творчество А. Ахматовой сегодня настолько известно и имеет такое множество почитателей, что сложно уже представить русскую литературу “серебряного века”, а так­же советскую литературу без этого имени. Творческий путь А. Ахматовой был непростым и тернистым, хотя много в ее жизни было и искренней радости, счастья.
Поэзии А. Ахматовой всегда было тесно в рамках ка­кого-то определенного литературного

течения, хотя она и говорила о себе не только в юности, но и в зрелом возрас­те: “Мы, акмеисты.” Да, акмеизм провозгласил себя де­тищем новой эпохи, стараясь преодолеть слабости своего предшественника – символизма, но даже А. Блок отмечал, что А. Ахматова была чужда и этой “школе”, потому что “расцвета физических и духовных сил” (лозунг акмеистов) в ее болезненной и самоуглубленной манере нельзя было найти.
Молюсь оконному лучу –
Он бледен, тонок, прям.
Сегодня я с утра молчу,
А сердце – пополам.
Ахматова всегда, а особенно в своих ранних произведе­ниях была очень тонким и чутким
лириком, а значит, каждое событие в ее богатом внутреннем или ярком окружающем мире находило непосредственный отклик в ее душе. В поэзии Ахматовой много загадочного, неизведанного, но она никогда не была мистиком или певцом абст­рактных идей. Ранние стихи поэта дышат любовью, рас­сказывают о радости встреч и горечи разлук, о тайных мечтах и несбывшихся надеждах, но они всегда просты и конкретны.
Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.
Со страниц ахматовских сборников перед нами раскры­вается живая и глубоко чувствительная душа реальной, земной женщины, которая по-настоящему плачет и смеет­ся, огорчается и приходит в восторг, надеется и разочаро­вывается. Весь этот калейдоскоп привычных чувств при каждом новом взгляде высвечивает все новые узоры вос­приимчивой и отзывчивой души поэта.
Настоящую нежность не спутаешь
Ни с чем, и она тиха.
Ты напрасно бережно кутаешь
Мне плечи и грудь в меха.
И напрасно слова покорные
Говоришь о первой любви.
Как я знаю эти упорные
Несытые взгляды твои!
А. Ахматова начала писать очень рано – лет в одиннадцать-двенадцать, но впоследствии она называла свои первые опыты “беспомощными стихами”. Первые же ее изданные сборники явились своеобразной антологией люб­ви: любовь преданная и верная, и любовные измены, встре­чи и разлуки, радость и чувство грусти, одиночества, отчая­ния – то, что близко и понятно каждому. Первый сборник Ахматовой “Вечер” вышел в 1912 году и сразу привлек к себе внимание литературных кругов, принес ей известность. Этот сборник – своеобразный ли­рический дневник поэта.
Я вижу все. Я все запоминаю,
Любовно-кротко в сердце берегу.
Некоторые стихотворения из первого сборника были включены во второй – “Четки”, который имел настолько широкий успех, что переиздавался восемь раз.
После ветра и мороза было
Любо мне погреться у огня.
Там за сердцем я не уследила,
И его украли у меня.
Современников поразила взыскательность и зрелость уже самых первых стихотворений А. Ахматовой. О тре­петных чувствах и отношениях она умела говорить про­сто и легко, но ее откровенность не снижала их до уровня обыденности.
В 1917 году выходит третий сборник А. Ахматовой – “Белая стая”, в котором отразились глубокие раздумья о зыбкой и тревожной предреволюционной действительнос­ти. Стихи “Белой стаи” лишены суетности, преисполнены достоинства и целеустремленной сосредоточенности на не­зримой душевной работе, многие из них посвящены меня­ющемуся образу Музы поэта.
Слаб голос мой, но воля не слабеет,
Мне даже легче стало без любви.
Высоко небо, горный ветер веет,
И непорочны помыслы мои.
Как и у любого настоящего поэта, сердце А. Ахматовой с юности было настроено на улавливание гула событий будущего, глубокое переживание реальности настоящего. Никогда она не теряла этой тонкой связи, объединяющей ее со временем и с народом, и поэтому стихи ее всегда находили и находят горячий отклик в душе читателя.
Не будем пить из одного стакана
Ни воду мы, ни сладкое вино,
Не поцелуемся мы утром рано,
А ввечеру не поглядим в окно.
Ты дышишь солнцем, я дышу луною,
Но живы мы любовью одною.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Просвещение мировая литература.
Сейчас вы читаете: Своеобразие ранней лирики А. Ахматовой