Литературные эксперименты Зощенко


Полуобразованный человек, прикоснувшийся к культуре и думающий, что он овладел ею, портит слова по-иному: он их обесцвечивает, обессмысливает, обедняет. Его отношение к слову такое же, как и к самой культуре: “Я человек все-таки культурный, говорит зощенковский герой, мне Обстановка Нужна, Поэзия”.
Точной границы между этими факторами провести, разумеется, нельзя. Употребление лишних, якобы усиливающих значение, слов составляет одну из тенденций также и простонародного языка. Она подкрепляется склонностью людей, находящихся в “поэтической” стадии развития, руководиться слуховыми ассоциациями. Зощенковские “стою стоя”, “осветить светом всю Россию” можно сблизить по происхождению со “слыхом слыхать”, “видом видать” и т. п. Речь идет только о преобладающих тенденциях. Для простолюдина, как и для ребенка, характерно прежде всего непонимание слов, являющееся источником двойного процесса – их утраты и образования новых слов. Роль ребенка и простолюдина по преимуществу творческая, хотя это творчество сопровождается разрушением (но таково всякое творчество).
Не такова роль полуобразованного человека. Он не уничтожает культурных ценностей, напротив – бережет их, присваивает их себе, обогащается ими, но так, что в результате и сам разоряется и сводит самые эти ценности на нет, не создавая взамен никаких новых. Гениальность Зощенки в том, что он, как никто другой, уловил сущность “полуинтеллигенции” как социологического фактора и художественно выразил ее культурно-историческую роль, стилизуя специфические особенности ее языка (Литературные эксперименты Зощенко. 1932).



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Пед. Мастерство.
Сейчас вы читаете: Литературные эксперименты Зощенко