Гурон и общество в повести Вольтера повесть “Простодушный”

Значительным явлением философской прозы Вольтера была повесть “Простодушный” (1767). Здесь автор сделал большой шаг вперед по пути сближения литературы с живой современностью: события развертываются во Франции, они освобождены от экзотического камуфляжа. Если в “Задиге” и в “Кандиде” Вольтер прибегал к маскировке объекта критики или переносил действие на Восток, то в “Простодушном” он открыто говорит о пороках французского общества. Повесть в связи с этим богато насыщена бытовыми, социальными подробностями, приближена

к реальной жизни. Обличительный пафос “Простодушного” весьма силен.
Обличение идет в идеологической области. Вольтер судит феодальную Францию с позиций просветительского разума, с точки зрения человека, не испорченного цивилизацией. Характерная для философских повестей мысль о враждебности феодальных отношений человеческой личности ее естественным чувствам доведена в “Простодушном” до логического предела. Герои этого произведения не только страдают, как в “Задиге” и “Кандиде”, они оказываются в трагических ситуациях, приводящих к гибели.
Повесть построена не на столкновении характеров.
В центре ее конфликт индейца-гурона (француза по рождению) с непонятными враждебными ему обстоятельствами европейской жизни. Феодальн; действительность постепенно раскрывает перед ним свою бесчеловечную сущность. Простодушный, названный при крещении Геркулесе де Керкабон, попадает в комические положения из-за нарушения всякого рода общественных условностей. Он судит обо всем с точки зр ния “естественного права”, не признавая никаких моральных ограничений (таково его нападение на Сент-Ив, вызванное желанием немедленно на ней жениться). Вольтер вначале добродушно подсмеивается над своим героем и в то же время иронизирует над Руссо, показывав к каким несообразностям может привести поведение “естественного человека”, игнорирующего нравы цивилизованного общества.
Однако постепенно обстановка меняется. Простодушный все шире знакомится с феодальной Францией. Ни в чем не повинную Сент-Ив заточают в монастырь. Сам герой, отправившийся к королевском двору, попадает в Бастилию. Из комической фигуры он превращаете в трагическую. Вся вина Простодушного состояла лишь в высказав сочувствии гугенотам. Вольтер не только наносит удар по фанатизму католиков. В лице преподобного отца де ла Шез он развенчивает шпионаж иезуитов, рисует страшные картины самоуправства беззакония, царящие в придворных кругах.
Чтобы вызволить Простодушного из тюрьмы, Сент-Ив жертвует своей честью. Нравственное “падение” оказывает столь сильное воз действие на психику девушки, что она умирает от невыносимых переживаний. Сент-Ив всецело во власти нравственных представление своей среды. Она считает себя преступницей, не понимая принятого ею жертвенного решения. Прекрасная Сент-Ив – жертва не только произвола и нравственной распущенности, царящих при дворе, но и того морального ригоризма, который был распространен в буржуазном обществе. Упрекая себя за “малодушие”, она “не осознавала, сколько добродетели было в том преступлении, за которое она себя корила”.
Характерно, что чуждый моральных предрассудков Простодушный отнюдь не считает свою невесту виновной, ибо она решилась на свой шаг во имя любви.
Простодушный изменяется в процессе повествования. Однако изменения касаются не его характера (от начала до конца он остается одинаковым в морально-психологическом плане), а некоторых форм его сознания. Оно обогащается. В результате столкновения с обществом Простодушный становится все более просвещенным. Особенно много дали для его интеллектуального развития беседы с узником Бастилии – янсенистом Гордоном. Гурон не только быстро освоил все тонкости богословия, но подверг его разрушительной критике, причем с помощью самых простых логических приемов.
Вольтер и на этот раз подходит к оценке всех явлений действительности с точки зрения интересов личности. Его позиция особенно ясно выражена там, где Простодушный в своих рассуждениях касается исторического прошлого. “Он начал читать исторические книги; они опечалили его. Мир представлялся ему слишком уж злым и жалким. В самом деле, история – это не что иное, как картина преступлений и несчастий. Толпа людей, невинных и кротких, неизменно теряется в безвестности на обширной сцене. Действующими лицами оказываются лишь развратные честолюбцы”.
И все же Вольтер в “Простодушном”, как и в “Кандиде”, воздерживается от радикальных выводов, которые могли бы следовать из той острой критики, которой он подверг современное ему общество. В повести нет и речи о необходимости переустройства социальных отношений. Вольтер в целом мирится с существующим строем. Его Простодушный становится превосходным офицеров королевской армии. К лучшему устраивается и судьба Гордона. Финал произведения выдержан в примирительных тонах. Правда, критицизм сохраняется в последней фразе о том, что на свете много порядочных людей, которые в отличие от Гордона могли бы сказать: “От несчастья нет никакого проку”. Но тем не менее примирение с действительностью Гордона и Простодушного значительно ослабляет общее впечатление о радикализме авторских суждений.
В прозе, как в драматургии, Вольтер выступает прежде всего выразителем просветительских взглядов. Это во многом определяет не только идейное, но и эстетическое своеобразие его произведений. И положительные и отрицательные его персонажи рационалистически заданы, являются, как правило, олицетворением тех или иных идей. Нерестан, Магомет воплощают фанатизм, Заира, Сафир – гуманность, Брут – дух республиканизма. Аналогичное наблюдается и в философских повестях. Но герои здесь психологически более сложны, хотя и сохраняют преимущественную тенденцию к односторонности. Задиг, Кандид, Простодушный во всех испытаниях проявляют свою положительность. Изменяются лишь их представления о жизни. В отличие от них Панглосс и Мартэн – образы-маски с ярко выраженной доминантой, не поддающиеся воздействию социальных обстоятельств. Через все жизненные невзгоды они проносят в неизменном виде свою убежденность, определенный взгляд на мир.
Искусство еще не осознано Вольтером как специфическая форма объективного изображения жизни. Художественное творчество им рассматривается прежде всего как средство пропаганды определенных морально-политических истин. Оно выполняет главным образом утилитарные функции. Вольтер-драматург превращает положительных героев в рупоры своих собственных взглядов. Таков, например, Орос-ман, выражающий идеи, характерные не для султана средневекового деспотического государства, а для просветителя XVIII в.




The verb and its characteristics.
Сейчас вы читаете: Гурон и общество в повести Вольтера повесть “Простодушный”