Таков уж свет: он там бесчеловечней,
Где человечно-искренней вина.
Ф. И. Тютчев
Две силы есть — две роковые силы.
Ф. И. Тютчев
Судьба Анны Карениной связана с двумя мужчинами, не случайно названными одним именем. Алексей Александрович Каренин, представитель высшей петербург­ской бюрократии, был задуман Толстым как лицо положительное. Именно он выс­казывает заветные мысли автора о значении семейных уз и святости материнского долга. И хотя в окончательной редакции перед нами бездушный чиновник, некото­рые читатели переходят на его сторону. Ведь Каренин страдает не меньше Анны.
Однако в страданиях главной героини виновата она сама. За что же поплатился ее муж? Ведь в глазах всех героев романа, кроме Анны, Алексей Александрович Каренин — умный, образованный и, вне всякого сомнения, глубоко порядочный человек. Осуждает его одна Анна. Может быть, потому, что не любит его и никогда не любила, а может, еще и потому, что знает его лучше других. «Разумеется, он всегда прав, он христианин, он великодушен!. Они говорят: религиозный, нрав­ственный, честный, умный человек; но они не видят, что я видела. Они не знают, как он восемь лет душил мою жизнь. что он ни разу не подумал о том, что я живая женщина, которой нужна любовь», — говорит Анна. Неправда, что в их отношени­ях не было ничего хорошего. Анна просто не хочет об этом вспоминать. А вот Ка­ренин помнит. В сцене, когда Анна признается мужу во всем, видим словно окаме­невшее лицо Каренина. Все его мучения Толстой как будто запер в ящик стола и только два раза приоткрывает для читателя этот ящик. Горе обманутого мужа ге­ниально передано автором, достаточно одного слова, которого Каренин никак не может выговорить: «пеле. педе. пелестрадал». Каренин — личность трагичес­кая. Самое...

яркое в его биографии — вспышка чувства у постели больной Анны. Он плакал вместе с Вронским, а на следующий день сказал ему: «Молю Бога только о том, чтоб он не отнял у меня счастья прощения!. Вы можете затоптать меня в грязь, сделать посмешищем света, я не покину ее и никогда слова упрека не скажу Вам».
До этой минуты Алексей Вронский легко шел по жизни. Представитель золотой молодежи, блестящий военный, он хорошо усвоил «моральный» кодекс своего ок­ружения: шулеру надо заплатить, а портной подождет; мужчинам лгать нельзя, а женщинам можно; нельзя прощать оскорблений, но можно самому оскорблять других. Товарищи по службе его любили, женщины тоже. Ни о какой женитьбе он не помышлял. В нем много блеска, который обманул вначале Кити, потом и Анну. Встреча с Анной многое изменила в жизни Вронского. Ради нее он готов на все. Такой всепоглощающей, буйной, как стихийное бедствие, страсти он еще не испы­тал. «Что из всего этого выйдет», Вронский не знал и знать не хотел. Главное — добиться своего. Но быть отцом и мужем он явно не готов. Об этом говорит его отношение к Сереже. «Присутствие этого ребенка всегда и неизменно вызывало во Вронском. странное чувство беспричинного омерзения.»
Самолюбие у Вронского огромное. У постели умирающей Анны он более всего уязвлен великодушием Каренина. В ком больше человеческого — в Каренине или во Вронском? Каренин — человек долга. При всех его минусах он все-таки муж и отец, а Вронский нет. С Карениным семья возможна, а с Вронским нет. Вся беда в том, что Анна не любила мужа, потому и не могла быть к нему справедливой. От Каренина все отвернулись, он стал всеобщим посмешищем, особенн



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Каренин и Вронский в романе Л. Толстого «Анна Каренина»