Главным основанием для такого определения жанровой специфики произведения является то, что в нем обозначенные социальные процессы и коллизии преломляются сквозь призму сознания и реакций центрального героя, его внутренней борьбы и, в конце концов, его драматической судьбы. Этот герой, простолюдин «с поражающе своеобразным лицом», принадлежит к энергичной и честолюбивой молодежи из социальных низов, которую режим Реставрации отверг на задворки общества. Крестьянский сын, который случайно получил образование, стремится к социальной реализации, соответствующей своим достоинствам, но единственным возможным путем достижения честолюбивой цели для него оказывается приспособление к чужому и ненавистному обществу.
Понимая, что повсеместно властвуют замаскированные эгоизм и корысть, герой решает овладеть «наукой лицемерия», чтобы воспользоваться ею в борьбе за свою мечту. В романе подробно рассказывается, как Жульен, «одев мундир, соответствующий времени» и натянув личину святоши, упражняется в этой «науке». Считая такие действия порядочного от природы Жульена вынужденными, Стендаль возлагает ответственность за них на режим Реставрации. Однако некоторые его современники поняли роман как апологию лицемерия и даже склонны были отождествлять автора с персонажем, что принуждало писателя к объяснениям.
«Жульен совсем не такой лукавец, каким он вам кажется, — писал Стендаль в одном из писем. — Некоторые прекращают со мной знакомство на том основании, что Жульен — негодяй и что он — мой портрет. Во времена императора (Наполеона) Жульен был бы целиком порядочным Человеком. Итак, негодные поступки Жульена предопределяются жизненной необходимостью, созданной правящим режимом. Отсюда у героя не только обожествления Наполеона, а и ощущение того, что он опоздал с рождением и попал в чужую и гадкую ему эпоху. Он и в самом деле выходец из другой эпохи, той эпохи, которая подняла к активной исторической жизни весь третий слой, пробудила в нем энергию и стремление к самоопределению личности, сделала доступными для молодых простолюдинов образование и культуру.
Представление Жульена о своих возможностях и надлежащем ему месте в обществе походят из этой эпохи, ею же было сформировано и непомерное честолюбие — двигатель его стремлений и действий, а также «романтизм», о котором он поймет со временем. Словом, за конфликтом Жульена Сореля со своим временем и обществом стоит масштабный конфликт исторических эпох, который постоянно интересовал Стендаля. И не случайно одна из наиболее распространенных «расшифровок» названия романа основывается на сравнении и конфликте эпох: красное — символический цвет эпохи революции и наполеоновских войн, черное — униформа священника, в которую обрядился Жульен Сорель, — символ эпохи Реставрации и Священного союза.
В раскрытии всех тех процессов и перипетий, которые происходят в душе Жульена Сореля, с особой выразительностью показался психологизм Стендаля, который достиг необыкновенной тонкости и проникновенности. И именно психологизм является фундаментальной чертой поэтики романа «Красное и черное».
Роман Стендаля «Красное и черное» является одним из ярчайший и самых характерных произведений объективного психологизма. В его художественной структуре выделяются два уровня: развертывание действия, рассказ о намерениях и поступках героя, отношения с другими персонажами, его коллизии и конфликты и параллельно с этим — голос автора, который анализирует и объясняет все то, что происходит с героем, раскрывает причины и мотивацию его действий. Так, письмо Матильды к...отцу, в котором она сообщает о венчании с Жульеном, заставляет маркиза де ла Моля в конце концов принять решение.
И здесь сразу вступает в свои права автор: «В этих исключительных обстоятельствах властно подали голос все наиболее значительные черты его характера, выкованные большими потрясениями, что он пережил в молодости, злоключения эмиграции сделали его фантазером. Однако то же воображение, которое уберегло его душу от губительной среды золота, сделало его жертвой безумной страсти — добиться для дочери любой ценой титула герцогини». Далее представлен развернутый внутренний монолог маркиза де ла Моля, который содержит тонкий всесторонний анализ характера Жульена: «Нет, нет у него гибкости и хитрости какого-нибудь проныры, который не прозевает ни удобной минуты, ни благоприятного случая. А с другой стороны — я вижу, что он руководствуется совсем не высокими правилами. Для меня это что-то непонятное. Какая-то семинарская мелкая душа ощущает себя недовольной только от того, что не имеет денег и жизненных благ. У него совсем другое: он ни за что не позволит, чтобы им пренебрегали». В своем романе Стендаль часто прибегает к внутреннему монологу в форме, заимствованной из классической драматургии (где он, по сценической природе драмы, озвучивается). Затем присущий произведению драматизм адекватно выражается во внутренних монологах и диалогах героя, нередко с мысленными оппонентами.
Роман «Красное и черное» нельзя назвать бессюжетным или с ослабленной сюжетностью, наоборот, здесь имеем напряженный и динамичный сюжет с драматическими коллизиями и событиями, крутыми поворотами действия, в конце концов, с финальной катастрофой. Однако острый и захватывающий сюжет не является для Стендаля самоцелью. Он подчиняется задаче раскрыть внутренний мир и судьбу главного героя, связанные с внешними факторами, с конкретикой общественно-исторического момента, который тоже подвергается анализу. Еще одной определяющей чертой романа является динамичность повествования. Она вытекает из характера деятельного и честолюбивого главного героя, который вступил в поединок с эпохой и обществом. Жульен много думает и анализирует, но это не тормозит развитие действия. Его раздумья и анализы введены автором в поток внешнего и внутреннего действия, выражением которого они выступают, а потому не выпадают из общего ритма рассказа. В «Красном и черном» Стендаль последовательно придерживался девиза «Роман совершается действием» и избегал развернутых описаний и подробных статических характеристик, несовместимых с этой установкой.
Такая особенность стиля показывается и на языковом уровне произведения, в том, что частота глаголов, т. е. слов, которые передают именно действие, почти равняется частоте существительных. А это нечасто наблюдается в романистике (например, в романе Бальзака «Отец Горио» существительных вдвое больше, чем глаголов). Характерной особенностью синтаксиса «Красного и черного» является то, что автор здесь отдает предпочтение коротким «энергичным» предложениям, насыщенным напряжением и движением.
На последок, следует указать, что роман «Красное и черное» не был воспринят современниками Стендаля и послужил причиной разногласий с автором. Лишь небольшой круг читателей во Франции и за ее пределами, среди которых были Бальзак и Гете, смогли понять и высоко оценить это произведение. Однако в конце XIX ст. интерес к роману начал возрастать, а в XX ст. «Красное и черное» справедливо признали одним из наилучших романов во французской и мировой литературах.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Жанр и сюжет романа «Красное и черное»