Грамота, как деловой канцелярский жанр в древнерусской литературе

Трение социальных противоречий вызвало многочисленные восстания крестьян, холопов, посадских людей. Крупнейшим из таких восстаний стала крестьянская война, которую возглавил Иван Болотников, – первая, крестьянская война в русской истории. Польская интервенция привела к потере Смоленска и других юго-западных территорий. Шведы закрыли России выход к Балтийскому морю. Кризис социальной и государственной структуры сопровождался кризисом царской власти. Потомки назвали эти тяжелые годы Смутным временем, Смутой.
Федор Иванович, последний царь из дома Калиты, умер в 1598 г., не оставив наследника. На престоле оказался его шурин Борис Федорович Годунов, представитель младшей ветви старинного московского боярского рода Сабуровых, уже при Федоре Ивановиче фактически правивший Россией. Хотя воцарение Бориса Годунова было обставлено как “всенародное избрание”, но авторитет самодержавной власти стал быстро падать. После смерти Бориса (13 апреля 1605 г.) Мономахова шапка превратилась в, игрушку в руках многочисленных претендентов. Она добывалась столь же легко, сколь и терялась. Сын Бориса Годунова – Федор носил титул государя всея Руси лишь шесть недель; его убили сторонники Лжедмитрия I. Сам Лжедмитрий I был свергнут, не процарствовав и года. На второй день после его смерти, 19 мая 1606 г., царскую власть захватил стоявший во главе заговорщиков

князь Василий Иванович, Шуйский, последний Рюрикович на московском троне.
Но Россия не хотела признавать этого “боярского царя”. Разнесся слух, что “Дмитрий Иванович” спасся, что в Кремле убили кого-то другого. Новый самозванец еще не появился, как во имя этого призрака взбунтовались северские города – Путивль, Чернигов, Рязань, Тула. Василий Шуйский спешно отрядил войско на усмирение бунта, но под Кромами оно потерпело сокрушительное поражение. Во главе восставших стоял боярский холоп Болотников, отважный и искусный воин, который побывал и в татарском плену, и на турецких галерах, а затем, получив свободу, набрался ратного опыта в Европе.
Хотя Болотников действовал за “природного царя Димитрия”, ни выражал он интересы социальных низов и призывал к расправе с “верхними” сословиями. Под знамена Болотникова стекались посадская беднота, крестьяне, беглые холопы, “гулящие люди”. Болотников не раз бивал царские войска, подходил к самой Москве. Только измена дворянских дружин из южнорусских уездов заставила его отступить – сначала к Калуге, а потом к Туле. Лишь после долгой осады Тулы Василию, Шуйскому удалось одолеть крестьянское войско. Однако передышка, полученная правительством, была недолгой. Новый враг угрожал ему – новый самозванец – Лжедмитрий II. Поддержанный отрядами польских авантюристов и казаков, он приступил к Москве летом 1607 г. Подмосковное село Тушино Лжедмитрий II сделал своей столицей, отчего и был прозван Тушинским вором или Тушинским царицам. Отсюда он рассылал своих агентов и свои отряды по русским городам. Его власть признали Псков, Суздаль, Владимир, Ростов, Ярославль, Вологда. Почти три года Москва и Тушино грозили друг другу, и ни одна сторона не могла добиться решительного перевеса.
Василий, Шуйский рискнул обратиться за помощью к шведам, и эта, акция в конечном счете очень дорого обошлась России. Польский король Сигизмунд III вторгся в русские пределы и осадил Смоленск, а потом и шведская помощь обернулась шведской интервенцией. Когда в 1613 г. на престоле оказался Михаил Романов, то первому царю новой династии пришлось уступить Речи Посполитой земли Смоленскую и Северскую, а Швеции – побережье. Финского залива, которое искони входило в Вотскую пятину Новгорода Великого и которое сто лет спустя отвоевал основатель Петербурга.
Своеобразным фоном калейдоскопической смены царей было самозванство, “расцаревщина”, как выражались в те времена. Значит, низы пришли к революционной мысли о соперничестве с властью, хотя в той же монархической оболочке, надеялись посадить на трон справедливого царя из своего сословия. Самозванство – это народная оболочка бунта. Почти всякий бунт XVII в., включая разинское движение, имел своего самозванца.
Всесословная активность характерна не только для политической и социальной борьбы. Активность – общая черта Смутного времени, ярко проявившаяся и в сфере литературы. Роль устного и писаного слова возросла в громадной степени. Победу Лжедмитрия I обеспечило не столько оружие, сколько “подметные письма”, умелая агитация, склонившая на его сторону общественное мнение. Воззвания распространяли все правители и претенденты на престол – Василий, Шуйский, Тушинский вор, Боярская дума. “Прелестными листами” наводнил Россию польский король Сигизмунд III, рассылавший их от собственного имени и от имени своего сына Владислава, также пытавшегося укрепиться на московском троне. Множество агитационных “грамоток” вышло из лагеря Болотникова.
Грамота – это деловой, канцелярский жанр, смысл которого – в информации о каких-то событиях, в передаче фактов, в запрещении или приказании что-либо сделать. Но грамоты Смутного времени не только информировали, они стремились убеждать, воздействовать не только на разум, но и на душу читателя. Для них характерна повышенная эмоциональность, в принципе чуждая делопроизводству и всегда присущая художественным текстам. Авторы грамот писали ритмической и рифмованной прозой, широко использовали риторические приемы, рисовали картины народных бедствий, включали в тексты “плачи”. В итоге информация отодвигалась на задний план, и грамота становилась произведением красноречия, ораторского искусства. Так агитационная письменность Смутного времени подготовила художественное переосмысление деловых жанров – одно из литературных открытий первой половины XVII в.
Всесословная активность проявилась и в расширении круга писателей. Если раньше литературным творчеством занимались главным образом ученые монахи, то теперь за перо берутся миряне разных чинов и состояний – князья, столичные и провинциальные дворяне, администраторы – дьяки и подьячие. Если; раньше существовал разрыв между устной словесностью и письменностью, то теперь фольклорные тексты проникают в рукописную книгу. От первой половины XVII в. до нас дошли старейшие образцы раешного стиха, древнейший сборник заговоров, первые списки устно-поэтического “Сказания о киевских богатырях” и песни о Гришке Отрепьеве.
В условиях, когда русское общество распалось на множество партий и лагерей, правительственный и церковный контроль за литературной продукцией стал невозможным. Смутное время – это “бесцензурное” время. “Авторская воля” не зависела от литературных факторов. Писатель начинает свободно размышлять о поступках людей, которых он изображает, отказывается от традиционной средневековой схемы “праведник либо грешник”, открывает для себя многообразие, сложность, противоречивость человеческих характеров.
Прежде русская культура ориентировалась преимущественно, на культуру Юго-Восточной Европы, теперь главными становятся контакты с Западом и Юго-Западом – с Украиной, Белоруссией, Польшей. В репертуаре переводной письменности польские памятники очень скоро начинают безраздельно преобладать. Польская литература играет роль литературы-посредницы: именно через нее входят в русский обиход темы и персонажи европейской культуры.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Алексей николаевич толстой о романе петр 1.
Сейчас вы читаете: Грамота, как деловой канцелярский жанр в древнерусской литературе