“Красной кистью рябина зажглась” анализ стихотворения Цветаевой

В истории русской литературы известны случаи мистического предсказания каких-либо событий в жизни писателей. Однако чаще такие истории случаются с поэтами. Например, Николай Рубцов в одном из своих стихотворений написал: “Я умру в крещенские морозы”. И он действительно погиб 19 января 1971 года – в самое Крещение.

Некоторые творцы в своих произведениях вскользь касались даты своего рождения. Не стала исключением и русская поэтесса Марина Ивановна Цветаева. Она уже упоминала в стихотворениях свое имя: “…мне имя – Марина, Я

– бренная пена морская”. И вот написанное 16 августа 1916 года стихотворение “Красною кистью…”, чей анализ здесь и будет представлен, стало биографически точным отражением даты ее рождения.

Марина Цветаева родилась в ночь на 26 августа 1892 года – день, который в церковном календаре значится как день Иоанна Богослова.

Уже первая строка “Красной кистью рябина зажглась” содержит множество символов. Если в фольклорной поэзии красный цвет всегда обозначал красоту, радость, торжество, то в преддверии 1917 года и Октябрьской революции упоминание красного цвета невольно рождает мысль о предвидении трагических

событий в жизни самой Цветаевой и всей России.

Поэзия, по существу, не может быть автобиографичной, в отличие от прозы. Но это стихотворение все-таки именно про Цветаеву. И в данном случае “я” – это не просто лирическая героиня. Здесь сама Марина. Неслучайно А. И. Павловский в книге “Куст рябины” писал, что “рябина навсегда вошла в геральдику” поэзии Марины Цветаевой. “Пылающая и горькая, на излете осени, в преддверии зимы – она стала символом судьбы, тоже переходной и горькой, пылающей творчеством и уходящей в зиму забвения”.

Отныне две приметы осени вызывали у поэтессы ассоциацию с днем ее рождения: “кисть рябины” и “падали листья”. И если у большинства обывателей опадающие осенью листья порождали мысли об умирании в природе, то для поэтессы это, наоборот, начало ее жизни.

Еще одно важное событие, связанное с датой рождения, – день евангелиста Иоанна Богослова. Марина Ивановна появилась на свет в этот церковный день, когда “спорили сотни колоколов” в храмах. Конечно, христианство в жизни любого русского человека играло немаловажную роль. Однако у Марины было довольно сложное отношение к религии.

В этом стихотворении героиня все-таки придает большое значение тому, что родилась в христианский праздник, ведь в самые трагические моменты своей жизни ей ничего не остается, как уповать только на Бога, ища защиты и успокоения.

Завершается стихотворение несколько неожиданно: героиня признается, что ей хочется грызть “жаркой рябины горькую кисть”. Образ жаркой рябины позже “позаимствует” Сергей Есенин, у которого в известном стихотворении “горит костер рябины красной”. Что же касается горечи, то у Марины Цветаевой эпитет вновь многозначен. Да, можно понять буквально, что красная рябина на вкус горькая.

Она становится слаще после первых заморозков. Но горькой кисть может стать и от перенесенных в жизни испытаний, оставляющих привкус горечи на всю жизнь.

В целом стихотворение необычно своим построением. Оно представляет из себя короткие отрывистые предложения, напоминающие народные причеты или заклички. Поэтесса выбрала трехсложный размер – дактиль, но в строке всего две стопы, одна из которых неполная. Это еще больше усиливает восприятие как бы оборванности стиха. В каждой строфе чередуется женская и мужская рифма, причем ударение падает на последний слог именно в четных завершающих строках.

При чтении возникает ощущение, будто Цветаева намертво припечатывает этой рифмой строку. Именно поэтому, за исключением одного двоеточия, все знаки препинания – точки. Ведь неслучайно одной из особенностей поэзии Марины Цветаевой принято считать так называемый телеграфный синтаксис, то есть построение, основанное не на грамматических законах речи, а на экспрессии, чувствах, эмоциях.




Сущность процесса обучения.
Сейчас вы читаете: “Красной кистью рябина зажглась” анализ стихотворения Цветаевой