После закрытия журнала «Современник» (1866) Салтыков-Щедрин перешел в преобразованные «Отечественные записки». Там были опубликованы все произведения сатирика 70-х — начала 80-х годов, в том числе и сатирический цикл «Помпадуры и помпадурши», начатый им ранее (1863 — 1874). Эти очерки, а также и последующие циклы, называемые иногда общественно-сатирическими романами («Господа ташкентцы», 1869-1872; «Дневник провинциала в Петербурге», 1872; «Благонамеренные речи», 1872-1876 и др.), посвящены, прежде всего художественному исследованию тех изменений, которые произошли в русской общественной жизни, политике, психологии после 1886 г., то есть в пореформенное время. Салтыков-Щедрин приходит к выводу о внешнем характере этих изменений.
В «Истории одного города», сопоставляя историческое прошлое с современностью, он показал незыблемость тех основ, на которые опирается самодержавие. В «Помпадурах и помпадуршах» на материале предреформенной и пореформенной действительности поставлена та же проблема. Оказалось, что и после 86 г. никаких изменений не произошло. Новые порядки носили такой же откровенно антинародный характер, как и прежние. Старые администраторы, которых писатель иронически называет помпадурами «, и помпадуры вновь назначенные удивительно похожи друг на друга.
Среди действующих лиц цикла есть герои из других литературных произведений. Салтыков-Щедрин как бы «оживляет» Рудина, Лаврецкого, Райского, Волохова: они у него являются представителями либеральных веяний. Но их либеральные высказывания надоедают очередному помпадуру, и он заменяет их Скотининым, Ноздревым, Держимордой. Впрочем, и сам либерализм бывших «лишних людей», дворянских интеллигентов, весьма относителен. И в дальнейшем творчестве писатель будет продолжать подобное использование известных литературных персонажей (Чацкого, Молчалина, Глумова и др.). Этот прием помогал сатирику ярче и доходчивее показать нестойкость и поверхностность дворянского вольномыслия.
Проблематика еще одного сатирического цикла Салтыкова-Щедрина — «Господ ташкентцев» является продолжением и развитием постоянной мысли писателя о гнилости основ современного ему общества, о его вырождении и обреченности. Щедрин обогащал метод критического реализма, раскрывая диалектику формирования отрицательного героя, показывая многообразное воздействие на него социальной среды, общественного мнения, господствующей психологии. Новые тенденции, проявившиеся в русской пореформенной жизни, нашли всестороннее раскрытие в очерках Салтыкова-Щедрина, объединенных названием «Дневник провинциала в Петербурге». Повествование ведется от имени некоего Провинциала, который, приехав в Петербург, предполагал найти в столице центр просвещения, образованности и вольномыслия, а находит торжество хищничества, цинизм, разврат, разгул реакции и предательство. Писатель с великолепным мастерством использовал здесь форму пародии, которая становится одним из главных стилеобразующих факторов его...

сатиры. Гневный смех, язвительная ирония, сарказм — таковы чувства, которые владели автором, когда он создавал блестящие пародии на взгляды, идеи, понятия реакционеров, мечтающих о возвращении крепостнических порядков, предлагающих вовсе запретить науку, культуру, образование, даже те куцые «свободы», которые возникли в русской жизни в результате буржуазных реформ. Так, например, возникает проект «О расстрелянии и благих оного последствиях», в котором предлагается уничтожить «всех несогласно мыслящих». Не менее едко высмеивались в «Дневнике.» и либералы, иронически называемые автором пенкоснимателями. Мастерство писателя проявилось в создании широкой панорамы петербургской жизни, включающей в себя биржевую игру, сцены, происходящие в ресторанах, театрах, ученых заседаниях, редакциях газет.
В русской литературе 70-х годов произведения Салтыкова-Щедрина, построенные по принципу обзорности, можно сопоставить с сатирической поэмой Некрасова «Современники». Для сатиры Некрасова и, Салтыкова-Щедрина характерны не только широта показа пореформенной жизни, но и многоплановость, контрастность, демонстративное столкновение разных типов русской жизни, а отсюда — разных манер повествования, даже парадоксальность сюжетных ситуаций, дающих представление о резких противоречиях как самой действительности, так и ее представителей.
Разоблачение капиталистического хищничества становится центральной темой для всего творчества писателя 70-х годов. Оно неразрывно переплетается с изображением вырождения дворянства. Эта проблематика, отражавшая реальную жизненную ситуацию, уже была представлена в русской литературе (у Островского, Некрасова, Достоевского), но у Салтыкова-Щедрина она выражена особенно остро и рельефно в цикле «Благонамеренные речи». Облик нового хищника детально воссоздавался в рассказе «Столп». Имя героя рассказа Осипа Дерунова стало нарицательным. Дерунов, бывший некогда мелким скупщиком, становится богачом, фактическим хозяином целой губернии, оплотом власти, столпом общества: «Теперь Дерунов — опора и столп. Авторитеты уважает, собственность чтит, насчет семейного союза нимало не сомневается». На деле же оказывается, что Дерунов и ему подобные (сатирик подбирает для них соответствующие фамилии: Разуваев, Колупаев) оказываются хищниками еще грубее, наглее, безобразнее, чем помещики-крепостники в недавнем прошлом. Дерунов, проповедуя на словах «священные основы», в действительности их ежедневно и ежечасно нарушает: он охраняет только свою собственность, он разрушает семью собственного сына, он «не может быть столпом относительно союза государственного, ибо не знает даже географических границ русского государства».
Сатирические циклы Салтыкова-Щедрина 70-х годов, в которых были уловлены важные тенденции пореформенной русской действительности, являются блестящим примером художественной разработки главной темы писателя: разоблачения основ собственнического общества, его экономики, политики, психологии, быта, нравов, морали.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Сатирические циклы Салтыкова-Щедрина