Основными темами произведений М. Е, Салтыкова-Щедрина являются обличение самодержавия, господствующего класса, а также проблема народа. В сказках и в романе «История одного города» сильны фольклорные традиции. Многие сказки начинаются, как русское народное творчество: «В некотором царстве, некотором государстве жил-был помещик» («Дикий помещик»). В своих произведениях автор использует басенную традицию изображать человеческие пороки в образе зверей. Ирония писателя видна во всех образах, которые мы можем увидеть в его произведениях.
Многие считают роман М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» сатирой на самодержавие. Произведение рассказывает о жизни губернии, в которой правители часто сменяют друг друга. Каждый правитель привносит что-то свое в жизнь глуповцев. Например, первый губернатор, Клементий Амадей Мануйлович, являлся поклонником макарон, поэтому он принуждал своих подчиненных их готовить. На вершине власти были как жестокие, глупые, так и простодушные губернаторы. Так, к примеру, при Двоекурове Семене Константиновиче были вымощены Большая и Дворянская улицы, заведено пивоварение и медоварение. Хотя приобщение глуповцев к горчице и лавровому листу потребовало многих жертв.
В романе автор изображает некоторые явления абсолютно абсурдными. Так, анархия выражается в потоплении Прошки да Ивашки, а в борьбу за власть вступают авантюристка Клемантина, пампадурша Амалия Карловна и бездетная вдова непреклонного характера Ираида Лукинишна. Каждый из градоначальников является носителем какого-то порока. Брудастый, прозванный в народе «Органчиком», знал только несколько слов и впоследствии вообще выяснилось, что он — машина с подпорченным механизмом. Маркиз де-Санглот отличался легкомыслием и любил петь непристойные песни. Фердыщенко «при не весьма обширном уме, был косноязычен», а Бородавкин — жесток. Из-за недоимок в два с половиной рубля Петр Петрович спалил тридцать три деревни. Деятельность каждого градоначальника преследовала одну единственную цель — изъять у глуповцев под разным предлогом как можно больше денег. Одни градоначальники до последнего выжимали народ, при других он начинал жиреть и «даже бросать хлеб свиньям». Однако в любом случае ясно видна несостоятельность правителей, неумение правильно организовать жизнь города. Это не удивительно, автор в главе «Опись градоначальникам» прямо указывает на то, что у вершины власти оказывались совершенно случайные люди: Клементий был поваром в Италии, Ферапонтов — брадобреем у герцога...

Кур-ляндского, Ламврокакис — вообще беглый грек, без имени и отчества.
Здесь же прослеживается ирония Салтыкова-Щедрина над восторженным отношением русских ко всему нерусскому. Часто в то время иностранное происхождение открывало для человека невероятные возможности в России. Но и правители российского происхождения не отличались радивостыо. Негодяев «разместил вымощенные предместниками его улицы», Грустилов увеличил дань с откупа до пяти тысяч рублей в год, а Фердыщенко был охотником до чужих жен. Каждый из градоначальников создавал указы, противоречащие здравому смыслу. Так, к примеру, Двоекуров сделал обязательным употребление лаврового листа и горчицы, а Фердыщенко приказал «людей, имеющих унылый вид, забирать на4 съезжую». То есть каждый по-своему проявлял свое самодурство. Некоторые градоначальники даже занимались научной или литературной деятельностью. Беневоленский собствен-норучно сочинял проповеди для городских попов и переводил с латинского сочинения Фомы Кемпийского, а Грустилов оставил после себя несколько сочинений идилистического содержания. Жаль только, что эта деятельность никак не сказалась на благополучии обитателей Глупова. Из произведения видно, с каким сарказмом автор относится к «сильным мира сего». Однако и обыватели города не вызывают у Салтыкова-Щедрина сочувствия.
В своем письме в редакцию «Вестника Европы» писатель отвечает на упрек рецензента в «глумлении над народом». Автор проводит четкую черту между народом историческим, действующим на поприще истории, и народом, воплощающим идеи демократизма. В первом случае Салтыков-Щедрин считает, что если народ «производит Бородавкиных и Угрюм-Бурчеевых, то о сочувствии не может быть и речи». Писатель иронизирует над пассивностью обывателя, над его нежеланием выходить из состояния бессознательности. В случае с народом, как носителем идей демократизма, автор считает, что ему «нельзя не сочувствовать уже по тому одному, что в нем заключается начало и конец всякой индивидуальной деятельности». Салтыков-Щедрин высмеивает стремление обывателя обязательно кому-то подчиняться. Так, в главе «О корени происхождения глуповцев» головотяпцы не сумели навести порядок, поэтому «надумали искать себе князя». Эта тема прослеживается в сказках автора. Так, к примеру, в сказке «Самоотверженный заяц» главный герой настолько боготворит «хозяев жизни», что добровольно готов расстаться со свободой.
В «Истории одного города» Салтыков-Щедрин отразил, я думаю, практически все «болезни» власти и народа, этой самой власти подчиняющегося.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Мир обывателя в сатирических сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина. «История одного города»