Вопрос этот до сих пор остается предметом горячих споров. Некрасов, меняя способ реализации темы, строго подчинил архитектонику поэмы единому идейному замыслу. Композиционная структура произведения призвана подчеркнуть основную идею: неизбежность крестьянской революции, которая станет, возможна на основе роста революционного сознания народа, руководимого демократической интеллигенцией.
Почему же продолжается в науке спор о порядке частей поэмы и какие точки зрения устанавливались? Решение вопроса о порядке следования глав осложняется рядом обстоятельств.
Поэма не закончена, следовательно, замысел в какой-то мере не раскрыт. В рукописи имеются датировки, примечания, которые изменялись автором в процессе работы, в силу чего сохраняется возможность для различного их толкования. Последняя воля поэта, выраженная самому близкому и наиболее осведомленному в замыслах художника человеку – сестре Некрасова Буткевич, долгое время оставалась недостаточно изученной.
Проблема осложняется также композиционным своеобразием поэмы. Первая часть представляет и по содержанию и по форме нечто единое и цельное. “Крестьянка” идейно и отчасти сюжет по может примыкать и к цервой части и может следовать за частью “Последыш”, являясь в то же время самостоятельной поэмой в поэме. Часть “Последыш” идейно близка “Пиру.”, но и значительно отличается от последней части как по содержанию, так и по форме. Между этими частями лежит промежуток в пять лет (1872-1877 гг.) – время деятельности революционных народников.
Исследователи усмотрели в этом нарушение воли художника и начали пересматривать вопрос о порядке следования частей. К. И. Чуковский, готовя первое в советские годы собрание сочинений Некрасова (вышло в свет в 1920 г.), восстановил по рукописям многие цензурные изъятия и расположил части поэмы в строгом соответствии с цифровым обозначением Некрасова. Поэма была опубликована в следующем порядке ее частей:
– “Пролог” и часть первая.
– “Последыш”. Из второй части. “Пир – на весь мир”. Глава вторая.
– “Крестьянка”. Из третьей части.
С подобным расположением частей по согласился академик П. Н. Сакулин. В 1927 г. он формальному принципу Чуковского противопоставил “логические доводы”. Сакулин переместил “Крестьянку” с третьего места на второе, а “Пир – на весь мир” перенес со второго на четвертое. Если логика развития действия оправдывала место “Пира.”, то при определении места “Крестьянки” Сакулин учитывал не смысловую роль, которую имела эта часть, а фабульное развитие, определяемое последовательностью, высказанной мужиками о своем замысле. Слова: “Попа уж мы доведали, доведали помещика, да прямо мы к тебе”, сказанные мужиками Матрене Тимофеевне, стали рассматриваться как логическое основание для того, чтобы “Крестьянку” печатать сразу после заключительной главы первой части поэмы – “Помещик”. Доводы Сакулина были приняты К. И. Чуковским. Начиная с 1927 до 1937 г. Чуковский располагал спорные части поэмы так: “Крестьянка” (часть вторая), а затем “Последыш” (часть третья}/Но в 1937 г. Чуковский решил восстановить авторские обозначения частей и печатал: “Крестьянка” (Из третьей части), “Последыш” (Из второй части), хотя и помещал сначала “Крестьянку”, затем “Последыша”.
С 1927 г. Чуковский делит поэму не на три части, как установил в 1920 г., а на четыре. До сих пор он преувеличивает значение незавершенности поэмы, настаивает на ее фрагментарности и относит “Последыша”, и “Пир.” ко второй части поэмы. В примечании исследователь категорически заявил: “Этих фрагментов три: 1. “Пролог” и первая часть. 2. “Крестьянка”. 3. “Последыш” и “Пир – на весь мир”. Эти три самостоятельные единицы не подлежат...

искусственной спайке, нужно печатать как таковые – в последовательности их написания”. Чуковский как бы отказывается от дальнейшего изучения вопроса о единстве замысла, считая ненужным уточнять внутреннюю закономерность расположения частей. Что же получается, если сохранить установленный Сакулиным и принятый Чуковским порядок расположения частей? Вначале, по справедливому замечанию К. И. Чуковского, Некрасов в образах сельских тружеников отмечает их скрытую гордую силу, их упорство, их способность выносить ужасы крепостного права. Если второй частью поэмы будет “Крестьянка”, значит, автор наше внимание приковывает уже к пореформенному периоду. В третьей части – “Последыш” – мы должны вновь возвратиться к событиям крепостного права. Легко заметить, что при такой последовательности имеются нарушения. Подзаголовки Некрасова относят главу “Крестьянка” к третьей, а не ко второй части, а Последыш”, наоборот, не к третьей, а ко второй. Но главное в другом. Если часть “Крестьянка” показывает богатырство русских крестьян, а в части “Последыш” раскрыта способность пусть временно, притворяясь, но все же терпеть положение раба, в такой последовательности нарушается внутренняя логика изображения роста политической сознательности народа. Поэтому Н. Г. Дмитриев, И. В. Шамориков, А. И. Груздев и другие исследователи предложили переставить части, т. с. печатать сначала “Последыша”, а затем “Крестьянку”.
Это значит, нужно возвратиться к последовательности, предложенной Некрасовым и лежащей в основе всех изданий с 1873 по 1880 г. (“Пролог”, и часть первая, “Последыш”, “Крестьянка”, “Пир – на весь мир”). Эта последовательность уже восстановлена Груздевым в двухтомном издании сочинений Некрасова, выпущенном Гослитиздатом в 1962 г. Тем самым установлена четкая внутренняя последовательность в раскрытии идеи. К главе “Помещик” тематически примыкает часть “Последыш”, в котором изображается картина дальнейшего распада жизни. Развитие основного идейного содержания – распад дворянского строя и рост самосознания народа – логически продолжается в “Крестьянке”, где нет уже “последыша”, его спутников, где дворовые бродят по усадьбе, довершая разрушение ее бывших достопримечательностей. Все рушится, во всем хозяйстве полное запустение. Теперь на первом плане не дворовые, а крестьяне села. Мужики полны жизненных сил. Энергия крестьян порождает желание семи мужиков поискать счастливых в самой бесправной, в самой забитой части общества – среди баб. Название этой части поэмы приобретает особо важное значение – “Крестьянка”.
Другое дело, что и в этой части поэмы все крестьяне, равно как и самый смелый из них Савелий, борются стихийно, непоследовательно. Они часто теряют перспективу, а иногда и веру в победу. Даже “богатырь святорусский” под конец жизни начал учить: “Как вы не бейтесь, глупые, что на роду написано, того не миновать!” В подобный этап исторического развития народ нуждался в интеллигенции, способной привнести революционное сознание в бурлящее крестьянское движение. Эта логика истории находит себе особенно яркое художественное отражение в части “Пир.”, которая и должна рассматриваться как завершающая часть поэмы.
Поэма не является суммой отдельных фрагментов, допускающих различное расположение частей. Ее главнейшая художественная особенность характеризуется именно тем, что автор доводит читателя до мысли о революционной победе народа. Необходимость публикации сначала “Последыша”, затем “Крестьянки” оправдывается еще авторскими пометками (“Последыш”, из второй части, “Крестьянка”, из третьей части), подтверждается такими доказательствами: семь мужиков свое путешествие начинают ранней весной, в начале мая (первая часть), затем перед нами жаркое лето, начало июля (“Последыш”), а в “Крестьянке” уже осень, идет уборка хлеба, собирают урожай овощей.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Композиционная структура поэмы “Кому на Руси жить хорошо”