Мастерство писателя в речевой структуре рассказа “Хамелеон”

Мастерство писателя проявилось и в речевой структуре “Хамелеона”. Речь автора в рассказе сведена к вступительной и заключительной репликам во время диалога действующих лиц. В сущности, перед читателем разыгрывается миниатюрная пьеса с репликами персонажей и авторскими замечаниями. Именно поэтому рассказ так легко поддается инсценировке, и эту его особенность постоянно используют словесники на уроке. Хотя внешне языковая организация в “Хамелеоне” – диалог, в центре оказывается монологическая речь Очумелова. Остальные персонажи

как бы подыгрывают ему, подают нужные реплики, с помощью которых и происходит этот монолог-самораскрытие. Но и реплики, подаваемые Очумелову, настолько выразительны, что дают моментальный языковой фотопортрет. Вспомним, в частности, безымянный выкрик из толпы: “- Он, ваше благородие, цигаркой ей в харю для смеха”, дающий убедительный пример такой реплики-портрета.
Речевое мастерство Чехова помогает читателю до конца понять социальную сущность и комизм хамелеонства. Чисто полицейский характер языка Очумелова показан с помощью официальных оборотов из уложений и приказов: “Он узнает у меня, что значит
собака и прочий бродячий скот.”; “А собаку истребить надо”; “Пора обратить внимание на подобных господ, не желающих подчиняться постановлениям”.
Полицейские канцеляризмы, “жандармская словесность” перемешиваются в речи Очумелова с вульгаризмами, что создает выразительный по своей социальной силе эффект: “Как оштрафуют его, мерзавца! Я ему покажу Кузькину мать”; “Ты ведь вон какой здоровила. Знаю вас, чертей!” (о Хрюкине); “Это черт знает что. Ни шерсти, ни вида. подлость одна только”; “.ежели каждый свинья будет ей в нос сигаркой тыкать. А ты, болван, опусти руку! Нечего свой дурацкий палец выставлять”.
Социальная характеристика полицейского надзирателя отражена в его обращении к зависимым и подчиненным. С ними Очу-мелов не говорит, а приказывает: “Елдырин, узнай – чья это собака, и составляй протокол”; “Ты, Хрюкин, пострадал и дела этого так не оставляй”; “Не рассуждать!”; “Нужно проучить”.
С этой же стороной характера Очумелова связано и настоятельное подчеркивание им своей значимости, выраженное в постоянном употреблении личного местоимения в первом лице. Эффект от частого его употребления усиливается выносом его на первое место в предложении: “Я этого так не оставлю”; “Я покажу вам, как собак распускать”; “Скажи, что я нашел”; “Я еще доберусь до тебя!”.
Наглость и самомнение соседствуют с подобострастностью и заискиванием, и это сочетание составляет основной речевой фон для хамелеонских превращений Очумелова.
Так выглядит Очумелов как общественное явление в его выразительной речевой характеристике, в которой с блеском проявилось мастерство Чехова-стилиста.
“Хамелеон”, бесспорно, одна из вершин в сатирическом цикле рассказов Чехова. Это произведение отличается и совершенством художественного мастерства, и значительностью социально-обличительной направленности. Идейная глубина этого рассказа станет еще более понятной, если мы соотнесем его с другими рассказами, в основу которых положены те же жизненные наблюдения писателя.
В чеховском творчестве этого периода возникает целый ряд рассказов-превращений, содержательно и сюжетно родственных “Хамелеону”. На основе социального превращения человека в служебный чин, в сословную маску построен рассказ “Толстый и тонкий”. Момент превращения показан здесь с особой комической выразительностью. Узнав, что друг детства стал тайным советником, генералом, “тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры”. Это превращение необратимо, и ничто уже не способно вернуть “тонкого” чиновника в прежний человеческий облик. Но здесь за маской, как бы предвещающей превращения “Хамелеона”, скрывается хоть и жалкий, но человек.
Превращение происходит и с чиновником Червяковым, случайно чихнувшим в театре на сидящего впереди генерала и умершим с горя. Здесь комизм превращения связан с незначительностью его причины и неожиданно трагикомическим финалом. Само же превращение от простого, так сказать, “нормального человеческого. чихнул, как видите” до “пришел и. помер” растянулось на весь рассказ.
Разительная перемена происходит и с буржуазными интеллигентами – “хозяевами города” в рассказе “Маска”. В тихую библиотеку, где они читали и “мыслили”, врывается пьяный в маске. Все возмущены, требуют призвать к порядку развязного господина, выставить его. Но в обществе, построенном на первенстве денежного мешка, маска оказывается сильнее. В пьяном шутнике узнают местного миллионера. Либеральные интеллигенты виновато удаляются из читальни, готовы просить прощения у подгулявшего “благодетеля”. Заметим, что маску здесь срывает миллионер,- и это служит сигналом для традиционного превращения вполне “просвещенных господ”.
Длинна галерея таких социально-нравственных превращений в творчестве Чехова. Писатель во всех кругах общества находил и изобличал таких людей. Но даже в этом ряду Очумелов занимает особо заметное положение. В облике полицейского надзирателя хамелеонство дано писателем в наиболее обобщенном и художественно завершенном виде.
Кроме названных выше произведений, можно рекомендовать для домашнего чтения рассказы “Злой мальчик”, “Налим”, “Хирургия”. После беседы о прочитанном Читатель задает учащимся обобщающие вопросы: “Над чем вы смеетесь, читая рассказы Чехова? Кого и как показывает писатель в своих комических произведениях? Какие из прочитанных вами рассказов можно назвать юмористическими, а какие -сатирическими? В чем смысл неожиданных превращений героев этих рассказов? Кто из героев прочитанных рассказов Чехова напоминает вам Очумелова? В чем их близость? Для чего Чехов написал свои юмористические произведения?” Завершая эту беседу, Читатель напомнит детям, что смех помогает нам и сегодня бороться с пошлостью, глупостью, несправедливостью.
Изучение рассказа А. П. Чехова завершает работу над первым разделом программы VII класса – “Из литературы XIX века”. Учителю необходимо подвести итоги занятий по литературе, рассказывающей о прошлом нашего народа. Это заключительное занятие можно построить по-разному. Однако при любой организации урока Читатель использует сравнительную хронологическую таблицу, вопросы и задания, помещенные в конце первого раздела учебной хрестоматии.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Отражение богов в литературе.
Сейчас вы читаете: Мастерство писателя в речевой структуре рассказа “Хамелеон”