Чехов смеется

Чеховские рассказы написаны больше ста лет тому назад. Люди ничего не слышали и не знали ни о реактивных самолетах, ни о телевизорах, ни об освоении космоса. По улицам ездили экипажи, запряженные конями. Асфальтированных тротуаров не было, как не было городских многоэтажных домов. Но люди, как и сейчас, сочиняли стихи, писали музыку, картины, книжки, лечили людей. Они ощущали те самые чувства, что и мы: любили, ненавидели, страдали, завидовали. Разве чем-то отличаются чувства героя из чеховского рассказа “Толстый и тонкий” от тех, которые ощущают наши современники? Ведь что делает тонкий? Узнав, что его бывший школьный товарищ имеет очень высокий пост, начинает перед ним подлизываться, доходит до смешного:
– “Сам он съежил, сузился. Его чемоданы, узлы и коробки сжались, сморщились.”
А разве с подобным поведением людей мы не сталкиваемся и в наше время? А завися от человека, который имеет немалый вес в обществе, мы превращаемся в “тонких”. Конечно, есть люди с сильным характером, которые не уступают принципам, но их очень имело. Толстому суета тонкого была неприятная, и он поспешил пойти. Возможно, Чехов и не смеется над тонким, а принуждает нас сочувствовать ему, сопереживать ему. Он, в самом деле, человек с маленьким социальным положением, не свободный и зависит в своей деятельности от таких “толстых”, перед которыми надо преклонять

голову и которому надо подчиняться. Правда, эта ситуация особая, ведь толстый – бывший школьный товарищ, и встретились они не в департаменте, а на улице, но и в этом случае тонкий не может ощутить себя ровным товарищу. Недаром Чехов говорит, что он старался по капле искоренить в себе раба. Читать рассказ Чехова – значит, учить искоренять в себе раба.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Phonetic expressive means and stylistic devices.
Сейчас вы читаете: Чехов смеется