Военная тема в лирике А. Т. Твардовского

Поэзия А. Т. Твардовского – поэзия своего времени. Все творчество А. Т. Твардовского было неразрывно связано с жизнью своей страны, своего народа. Страшные годы воен­ного лихолетья, когда сам А. Т. Твардовский был корреспон­дентом газеты “Красная звезда”, не могли не найти своего отражения на страницах его поэтических произведений: “22 июня 1941 года”, “Я убит подо Ржевом”, “В тот день, когда окончилась война”, “9 мая”, и др. Все тяготы солдат­ской доли поэт прочувствовал на себе:
Война – жесточе нету слова.
Война

– печальней нету слова.
Война – святее нету слова
В тоске и славе этих лет.
И на устах у нас иного
Еще не может быть и нет.
“Война – жесточе нету слова.” (1944)
Реализация военной темы в поэзии А. Т. Твардовского. Все стихотворения военной тематики проникнуты чувством глубокой любви к родине, к русской земле, погибнуть за свободу которой автор считает лучшей долей:
Я долю свою по-солдатски приемлю,
Ведь если бы смерть выбирать нам, друзья,
То лучше, чем смерть за родимую землю,
И выбрать нельзя.
“Пускай до последнего часа расплаты.” (1941)
Многие стихотворения представляли
собой поэтические агитационные “листовки”, призывающие на борьбу с фа­шизмом:
За Починками, Глинками
И везде, где ни есть,
Потайными тропинками
Ходит зоркая месть.
Ходит, в цепи смыкается,
Обложила весь край,
Где не ждут, объявляется
И карает.
Карай!
“Партизанам Смоленщины” (1942)
Императив был оправдан и даже необходим в годы, когда решалась будущая судьба родной земли, русского народа. Жестокость становилась порождением не меньшей жесто­кости со стороны оккупантов.
Особенности произведений военной тематики. Многие стихотворения А. Т. Твардовского имеют сюжетную осно­ву. Героями таких произведений становятся простые сол­даты, вчерашние мальчишки, быстро взрослеющие на войне:
Соленый пот глаза слепил
Солдату молодому,
Что на войне мужчиной был,
Мальчишкой числясь дома.
“Иван Громак” (1943)
Такие мальчики воевали до последнего патрона, до по­следнего вздоха, не уступая в храбрости своим отцам и стар­шим братьям:
Вот – на бросок гранаты враг,
Громак его гранатой.
Вот рядом двое. Что ж Громак?
Громак – давай лопатой.
О подвигах воинов должна была знать вся страна, они должны были воодушевлять и придавать силы. Стихотворе­ния А. Т. Твардовского достигали своей цели – поднимали боевой дух и вели защитников вперед:
Москвы не видел, но ему
Москва салютовала.
“Иван Громак” (1943)
Героями на войне становились, сами того не осознавая, даже дети. Об одном из таких парнишек “лет десяти-двенадцати” повествуется в стихотворении “Рассказ танкиста” (1941). В гари и копоти, в страшном месиве войны, такие ре­бятишки воевали наравне со взрослыми, внося свой неоце­нимый вклад в общее дело Победы:
Был трудный бой. Все ныне, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.
Тема войны в послевоенные годы. Стихотворения воен­ной тематики создавались поэтом и уже в мирные годы. Те­ма памяти не оставляла автора, как не перестают болеть уже затянувшиеся раны, в которых остаются осколки. “Для меня этот период представляется таким, о котором всю жизнь хватит думать”, – писал А. Т. Твардовский. Так, стихотворе­ние “Я убит подо Ржевом” (1945-1946-е) стало страшным обличением жестокости войны, которое произносит погиб­ший “в безымянном болоте” солдат. У него нет и не может быть имени, т. к. его голосом, его словами к потомкам обра­щаются все не вернувшиеся с войны солдаты:
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки, –
Точно в пропасть с обрыва
И ни дна ни покрышки.
Для лирического героя жизнь остановилась в самый раз­гар боя, и он не успел узнать, чем закончилось сражение. Любовь к родине, стремление спасти свободу своей земли оказывается сильнее страха смерти:
И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за Родину пали,
Но она – спасена.
Те, кто не дошел, кто не выжил, получают право требо­вать ответа у живых, что сделали они для Победы и как про­должили борьбу. Монолог мертвого становится одновремен­но судом над войной и наказом живыми:
Пусть не слышен наш голос, –
Вы должны его знать.
Вы должны были, братья,
Устоять, как стена,
Ибо мертвых проклятье –
Эта кара страшна.
В стихотворении повторяющиеся обращения к живым как бы требуют ответа, отчета совести прежде всего перед собой, как они распорядятся доставшимся богатством – жизнью. Павшие никого не обвиняют (И никто перед нами Из живых не в долгу), но братская связь тех, кто был в одном окопе, никогда не позволит живым “спать спокойно”. На них ложится ответственность за будущее страны и за сохра­нение памяти без вести павших, своей жизнью заплативших за свободу последующих поколений.
Кульминационным моментом становится в финале сти­хотворения слова погибшего солдата:
Я вам жизнь завещаю, –
Что я больше могу?
Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.
Стиль стихотворения, разговорная интонация, использо­вание народных словечек – все подчинено одной цели: со­здать монолог безымянного солдата, воплотившего в своем образе всех погибших.
Тем, кто выжил в страшном пекле, кому выпало счастье вернуться домой, все оставшиеся годы ощущали чувство ви­ны перед погибшими. Лирика Твардовского становится бо­лее глубокой, наполняется раздумьями. Возникает мотив покаяния живых перед павшими:
Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они – кто старше, кто моложе
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, –
Речь не о том, но все же, все же, все же.
“Я знаю, никакой моей вины.” (1966)
Своим долгом гражданина и поэта А. Т. Твардовский счи­тал необходимость сохранить память о простых солдатах, погибших рядовых, тела которых до сих пор не преданы зем­ле. Память о кровопролитной войне должна быть сохранена, чтобы никогда ни у кого не возникало желания, преследуя амбициозные или меркантильные цели, лишать человека бесценного сокровища – жизни.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


What is the subject of stylistic.
Сейчас вы читаете: Военная тема в лирике А. Т. Твардовского