Не все достигнут счастья, стремление к счастью — это тоже счастье.
Кабардинская пословица
Писать о чем-то любимом и дорогом всегда сложно, будь то любимая книга, любимое музыкальное произведение, спектакль или песня. Водь любимое — это не просто буквы, складывающиеся в строчки и главы, это не просто ноты или актеры, исполняющие роли злодеев и романтических добряков, любимое — часть тебя самого. Иногда просто не задаешься целью выяснить, что же все-таки тебе понравилось, скажем, в книге. Читаешь много раз, наслаждаешься каждой строкой, ее смыслом, звучанием.
Встречаешься с героями, как со старыми и добрыми друзьями, и чувствуешь, что все это близкое, очень дорогое, твое, но понимаешь это не разумом, а сердцем. Да и зачем здесь слова, если все понятно и без них, если боишься, что неудачное слово, привычная, казенная фраза могут разрушить то очарование, которое непременно приносит любимая книга, даже если читаешь ее в который уже раз.
Иногда бывает, что книга, прочитанная тобою, не оставляет после знакомства с нею сколько-нибудь сильных чувств. Это просто сшитые листы бумаги с напечатанными на ней словами. Так было и со мной до тех пор, пока в руки мне не попала довольно потрепанная история о любви. Почему-то подумалось: «Сказка? Но я, кажется, вышла из возраста, когда веришь в принцев, принцесс, фей и волшебников». Это была совсем другая история. Это была любовь с первого взгляда, с первой страницы.
Я расскажу об одной из Любимых книг — о романтической повести «Алые паруса» — и об одном из любимейших моих писателей — Александре Грине.
Часто думаешь: «Если б жив был неистовый мечтатель Грин, что сказала бы я ему, чем отблагрдарила за все, что дал он мне, да и не только мне одной?» Вот что сказала бы я: «Спасибо тебе, Грин! Спасибо за то, что в такой трудной жизни сохранил душу фантазера и ребячью восторженность, спасибо за твои книги, за то красивое и светлое, что есть в них, спасибо за счастье девочки Ассоль, за соленый ветер моря, за залитые солнцем Лисс и Зурбаган. Пусть нет этих городов на карте, пусть не было ни Ассоль, ни Артура Грэя, ни Лонгрена, ни рыбачьей деревушки Каперны — все равно ты знал о них все, мог составить картину местности, описать внешность героев. И мы верим в них, потому что нельзя не верить в наивную мечтательницу Ассоль, придумавшую, что корзина угольщика зацветет, в аристократа Грэя, вырвавшегося из фамильного замка в жизнь, к синему сиянию океана, к опасностям, встречам, к людям, потерявшего весь наносный груз условностей и привычек, но сохранившего «странную летающую душу», в мудрого и сурового Лонгрена, умеющего нежно и верно любить. А сказочник Эгль с его седыми кудрями, бурно разросшейся лучистой бородой, с «глазами, блестящими, как чистая сталь, и взглядом смелым и сильным» был похож на тебя, Грин. Нет, не внешностью, а душой.
Ты любил могучих и добрых людей и дарил им свои книги, радость и ожидание счастья,...

ты подарил нам светлую, умную сказку об Ассоль и ее романтических мечтах об алых парусах. Эгль же подарил Ассоль счастье. Поистине никакая королевская щедрость не сравнится с такими подарками.
«Грэй и Ассоль нашли друг друга утром летнего дня, полного неизбежности», и это ты им помог.
Нехитрая истина — делать чудеса собственными руками, но как много заключено в ней. Поймут ли многие из нас когда-нибудь, что дарить другим улыбку, веселье, прощение — все это невыразимо чудесно?
Конечно, поймут. Не поняли, да и не могли понять этого лишь жители Каперны, чьи интересы раз и навсегда были ограничены морем, рыбой и скалами. Не знали они, что счастье- это и ожидание его, и жизнь для других, и чувство, что ты нужен, необходим, кому-то еще.
Ассоль — это «живое стихотворение, со всеми чудесами созвучий и образов», и Грэй, живущий «во внутренней музыке», были чужды капернцам, как «чужда солдатскому оркестру прелестная печаль скрипки».
Как я люблю Ассоль, Грин, твоего друга Артура Грэя, твое сине-золотое море и громаду алых парусов на стройных мачтах «Секрета», увозящего свой лучший приз «от ужаснувшейся навсегда Каперны».
Расцвела в Каперне сказка, «памятная надолго», расцвела она на страницах твоей книги, Грин, расцвела и живет в сердцах благодарных читателей. Читаешь и каждый раз страдаешь вместе с Ассоль, дружишь с ее друзьями, столетними деревьями, ждешь, волнуясь, веря и не веря, алые паруса на горизонте. Думаешь: «А вдруг не появятся; вдруг оборвется чудесная сказка, и останутся только серость и скука?»
Как хочется жить светло, чисто и романтично, как хочется своего Алого Паруса! .
Тебе повезло, Ассоль, что родилась ты под умным и добрым пером неистового Грина и стала символом чистоты, любви и счастья. Будь счастлива, Ассоль!
Какой ты мужественный и сильный, капитан Артур Грей! Ты встретил девушку и не испугался толков и сплетен о ее сумасшествии. Ты исполнил мечту юной красавицы и был вознагражден улыбкой, похожей на восход солнца в ясный летний день. Ты создал сказку, сам того не подозревая, для всех будущих поколений. Ты показал всем, что вера всегда бывает вознаграждена.
Какую чистую и трогательную историю рассказал ты всему миру, великий писатель Александр Грин! Знал ли ты, во скольких сердцах зажглась искорка надежды в исполнение желаний? Конечно, знал, потому что только человек с мудрым и чистым сердцем мог придумать Зурбаган и Ассоль, дождавшуюся своего счастья, унесшего ее на алых парусах в вечную Красоту и Добро!
Мне жаль тех, кто не верит в сказку, кто живет среди волшебства и не хочет видеть его. Бедные эти люди, бедные. Но не хочу смеяться над ними и злорадствовать. Таких, кто не ждет от жизни алых парусов, надо пожалеть. А вы, читатели сегодняшнего времени, не кладите книгу с необычным названием «Алые паруса» в темный угол дальней полки, а еще раз прочтите о светлой любви Ассоль и Грея. Может быть, произойдет чудо, и вы поверите в существование того, чему название — Любовь!



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Моя любимая книга 4