Быт и бытие в произведениях литературы 60-х и 90-х годов

Человек рождается не просто для того, чтобы есть и пить. Для этого гораздо удобнее было бы родиться дождевым червем. Так писал Владимир Дудинцев в романе “Не хлебом едины”. Поиски смысла жизни – это удел каждого мыслящего и совестливого человека. Поэтому-то искания наших лучших писателей всегда были направлены на художественное решение этого вечного вопроса. И наша советская литература 60-х и 90-х гг. не обошла его. А сегодня, когда старые идеалы потускнели, а новых еще нет, эти проблемы стали едва ли не самыми важными.
Литература 60-х

и 90-х гг., пытаясь найти выход из жизненного тупика, обращается к простому человеку с его маленькими, обыденными, повседневными проблемами. Однако в литературе 60-х этот вопрос решается иначе, нежели в литературе последних десятилетий XX в.
Шестидесятниками принято называть тех, кто во время “оттепелей” входил в литературу. Входили они дерзко и шумно, своими страницами свидетельствуя, что поэзия, проза, критика и драматургия выходят из летаргического состояния, в котором находились в годы сталинского режима. Это хорошо показано в рассказах В. М. Шукшина и в повести Юрия Трифонова “Обмен”.
В настоящее время,
в век, когда машины выполняют сотни операций и заменяют десятки людей, встает как первоочередная проблема душевной теплоты. Это, конечно, очень странно звучит. Вдруг рядом со словом “проблема” ставятся слова “нравственность”, “добро”, “теплота”. Но, к сожалению, сейчас стало необходимо задумываться об этом, ибо надо быть добрее друг к другу, слушать, чувствовать души других, не проходить мимо людей, зовущих на помощь. Плохо, когда люди, стремясь к собственному благополучию, забывают о том, что существуют, живут они в этом мире не одни, что кругом тоже люди, о которых нужно думать, с которыми необходимо считаться. Авторы 60-х гг. призывают нас быть добрее, душевнее, чаще вспоминать историю, уроки прошедшей войны.
Одним из таких авторов был В. М. Шукшин.
В. М. Шукшин своей любовью, теплотой, душевностью, простой и высокой нравственностью сумел охватить все. Лучшие его герои – такие же, как и он сам. Они самые обыкновенные люди; они работают, устают, судачат о разных разностях, пьют, но все-таки это люди особые. В. М. Шукшин одним из первых в 60-е гг. обратился к теме духовных исканий личности. Шукшин уловил диалектику духовного процесса, он заметил не только светлые, но и тревожные тенденции и предупреждал о них. Писатель увидел, что рядом с героями, пытающимися выстроить метафизическую вертикаль, формируются люди совсем другого типа.
Рассмотрим этот трудный процесс очеловечивания на примере нескольких рассказов Шукшина. В рассказах “Чудик”, “Микроскоп” мы видим, что герои Шукшина искренние и открытые натуры, что их действия устремлены к добру. Таких героев Шукшин называет ласковым словом “чудик”. Чудик всегда и везде хочет доставить людям радость, но все его порывы, как правило, заканчиваются конфузом. Каждый из: “чудиков – это тип времени”, в нем существует своеобразный зазор между жаждой жить насыщенной человеческой жизнью и умением так жить. Они не всегда могут разобраться в философских вопросах, которые ставят перед собой; порой имеют искаженное представление о подлинной культуре, а иногда им просто не хватает широты кругозора. Неудачи, которые случаются с ними, свидетельствуют о том, что нет и не может быть легкого и безболезненного способа обретения душевной гармонии. Мало почувствовать в себе желание жить одухотворенно. Надо найти нравственные ориентиры и придерживаться их.
У Шукшина также есть и такие герои, которые заняты только реализацией собственного “я”.
Так нереализованная душа компенсирует свою человеческую недостаточность. Герои Шукшина все разные: кто-то ощущает неудовлетворенность, которая порой доходит до неистовства, кто-то все в жизни меряет рублем, чтобы у него все было не хуже, чем у других. Шукшин в своих произведениях опирается в большей степени на самого человека, на его душу, нежели на проблему быта. Он был уверен в том, что в человеке есть зло, но только из-за социальной несправедливости.
В это же время, что и Шукшин, творил свои шедевры Ю. Трифонов. Но в своих произведениях он больше делал упор на то, что “быт – это обыкновенная жизнь, испытание жизнью, где проявляется и проверяется новая сегодняшняя нравственность. Быт – это война, не знающая перемирия”. В повести “Обмен” мир четко разделен на два лагеря: семья Дмитриевых и Лукьяновых, точнее сказать, Дмитриевы против Лукьяновых или Лукьяновы против Дмитриевых. Страницы повести напоминают репортаж о холодной войне. Трифонов ставит своих героев в обстоятельства, которые проверяют прочность нравственных основ. Главный герой повести Виктор Георгиевич Дмитриев говорил своей жене Елене: “Есть в тебе какой-то душевный дефект, какая-то недоразвитость чувств. Что-то недочеловеческое”. Именно это “недочеловеческое” становится предметом исследования писателя. Каждый человек в этих семьях недочеловечен. Если у Дмитриевых недочеловеченье возникает от непомерного чувства превосходства над “людьми другой породы”, то у Лукьяновых – от хищничества.
Повесть Трифонова “Обмен” очень схожа с произведениями “грзного реализма” 90-х годов, который возник в конце 80-х гг., как протест, как желание сказать неприглядную и страшную правду всему человечеству. “Грязный реализм” – это тупиковая ветвь в литературе, она никуда не ведет, и выход, который предлагают писатели 90-х гг.
Начало этой литературе положили шестидесятники, которые обратились к частной жизни человека, к его быту. Но эта литература не была такой безвыходной, как литература 90-х годов. Решение конфликта они видели в сохранении в человеке нравственности и души. Шестидесятники верили в изначально искреннее, чистое, нравственное начало, поэтому в их произведения были положительные герои. В произведения 90-х годов положительных героев нет. Они считают, что человек по своей природе нравственно грязен, а система это только усугубляет. Человек в себе несет зло.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Шекспир о своем герое шейлоке.
Сейчас вы читаете: Быт и бытие в произведениях литературы 60-х и 90-х годов