Гаргантюа и Пантагрюэль (роман Ф. Рабле)

Роман “Гаргантюа и Пантагрюэль” (“Gargantua et Pantagruel”) – самое значительное произведение великого французского писателя эпохи Возрождения Франсуа Рабле.
В 1532 г. Рабле прочел вышедшую в Лионе народную книгу “Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гаргантюа” – анонимную пародию на рыцарские романы. Рабле нашел в народной смеховой культуре ту занимательную форму, которая позволяла ему сделать гуманистические идеи доступными широкому кругу читателей. В следующем году он опубликовал свое продолжение народной книги – “Страшные и ужасающие деяния и подвиги преславного Пантагрюэля, короля дипсодов, сына великого великана Гаргантюа”, а в 1534 г., взамен народной книги – “Бесценную жизнь великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля” (ставшей первой книгой романа, в то время как ее предшественница заняла в нем второе место), обе – под псевдонимом Алькофрибас Назье (анаграмма имени и фамилии автора). После 12-летнего перерыва, связанного с усилением гонений на гуманистов, вышли уже подписанные подлинным именем автора третья, четвертая и – посмертно – пятая книги романа “Гаргантюа и Пантагрюэль”, величайшего памятника французского Ренессанса.
В романе из многочисленных образов-персонажей выделяются три. Образ короля-гуманиста представлен сразу тремя персонажами: король Грангузье, его сын

Гаргантюа и сын Гаргантюа Пантагрюэль, все они изображаются великанами, любящими жизнь с ее радостями, но в 3-5 книгах романа Пантагрюэль становится вполне соразмерным обычному человеку, утрачивает непобедимость и подчас оптимизм. Образ выходца из народа, физически мощного, несколько неотесанного, но смекалистого и честного монаха – брата Жана Зубодробителя подчеркивает идею деятельного добра. Так, в эпизоде нападения врагов на монастырский фруктовый сад брат Жан, в то время как монахи пытаются защититься молитвами, верет в руки перекладину от креста и изгоняет пришельцев. Его действия описаны с использованием множества глаголов: “Одних он дубасил по черепу, другим ломал руки и ноги, третьим сворачивал шейные позвонки, четвертым отшибал поясницу, кому разбивал нос, кому ставил фонари под глазами, кому заезжал по скуле, кому пересчитывал зубы, кому выворачивал лопатки, иным сокрушал голени, иным вывихивал бедра, иным расплющивал локтевые кости” и т. д. Третий центральный образ – умного, но бесчестного плута Панурга – так описывается в романе: “Панург был мужчина лет тридцати пяти, среднего роста, не высокий, не низенький, с крючковатым, напоминавшим ручку от бритвы, носом, любивший оставлять с носом других, в высшей степени обходительный, впрочем слегка распутный и от рождения подверженный особой болезни, о которой в те времена говорили так: “Безденежье – недуг невыносимый”. Со всем тем он знал шестьдесят три способа добывания денег, из которых самым честным и самым обычным являлась незаметная кража, и был он озорник, шулер, кутила, гуляка и жулик, каких и в Париже немного. А в сущности, чудеснейший из смертных”.
Роман состоит из пяти книг, написанных в течение 20 лет и опубликованных в разное время и поэтому достаточно самостоятельных. Различны даже композиционные модели. В кн. 1 модель романа воспитания (до гл. 24), сюжетно представленная через описание этапов взросления, воспитания и обучения Гаргантюа, соединяется с герои-комическим описанием войны с Пикрохолом в духе “Батрахомиомахии” (с гл. 25 до гл. 51), когда сюжет движется за счет перехода от одного эпизода битвы к другому. В последних главах кн. 1 (гл. 52-58), где описывается Телемская обитель, построенная по указанию Гаргантюа для брата Жана Зубодробителя, действует третья композиционная схема – романа-утопии, где основным становится описание различных нововведений (устройство идеальной обители, одежда ее обитателей, уклад их жизни в соответствии с правилом “Делай, что хочешь”). В кн. 2, написанной раньше других и сохраняющей еще связь с пародийностью народной книги о Гаргантюа, композиция достаточно рыхла, распадается на ряд эпизодов (как бы демонстрируя, что в основе романа ренессансного типа лежит схема цикла новелл, подобного “Декамерону” Боккаччо), но вместе с тем пародийно воспроизводит композиционную схему жития, жанра, в котором при описании жизни святого описываются лишь отдельные эпизоды: рождение, первая встреча с божественным, совершенные святым чудеса, обстоятельства смерти и чудеса, творимые после смерти святого его мощами (последние два элемента, естественно, отсутствуют в кн. 2). Можно усмотреть в композиции кн. 2 и новое качество: рождение схемы плутовского романа (злоключения героя). В кн. 3 начало примерно такое же, но с гл. 9 возникает сквозной романный сюжет, развивающийся до конца кн. 5: чтобы ответить на вопрос Панурга, нужно ли ему жениться, герои обращаются к различным персонажам, а затем (в кн. 4) отправляются в далекое путешествие к оракулу Божественной Бутылки, отвечающему на заданный вопрос загадочное “Тринк” (“Пей”, чтобы стать, как боги, т. е. пей из источника мудрости). Перед нами схема “Одиссеи” (отсюда посещение героями различных островов с фантастическими персонажами) и романов Кретьена де Труа от “Эрека и Эниды” до “Персеваля” – схема “романа дороги”. Композиция, нестройная вначале, обретает определенную последовательность: от круговых движений великанов в ограниченном мирке в первых книгах – к линейному движению обычных людей в неограниченном, огромном пространстве Земли в последних книгах романа.
См. также статьи: Рабле Франсуа, Теория гуманистического образования и воспитания в романе Ф. Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”, Язык Рабле: раскованность языковой стихии и гротеск, Бахтин о романе Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Notional and functional parts of speech.
Сейчас вы читаете: Гаргантюа и Пантагрюэль (роман Ф. Рабле)