Письмо Татьяны и письмо Онегина в романе А. Пушкина “Евгений Онегин”

“Несмотря на то, что роман носит на себе имя сво­его героя,- в романе не один, а два героя: Онегин и Татьяна”,- справедливо писал в одной и своих ста­тей о “Евгении Онегине” В. Г. Белинский. Именно чувства Татьяны и Евгения стали сюжетным ядром произведения, именно их характеры стали объектом пристального авторского внимания. Раскрыть как можно глубже внутренний мир “милой” Татьяны и “доброго приятеля” Онегина – было одной из важ­нейших задач поэта.
Огромное значение в этом плане имеют письма ге­роев друг к другу. Письмо, в особенности таящее в себе любовное признание,- это опрокинутая чаша мыслей и чувств. Подлинная искренность и откровен­ность такого послания являются залогом того, что душа автора письма будет действительно обнажена.
Кроме того, настоящая сущность человека проявляет себя именно в критические моменты жизни, а любов­ное признание – одно из тяжких испытаний.
Итак, Татьяна решается писать Онегину. Ее пись­мо, как отмечал В. Г. Белинский, “высочайший обра­зец откровения женского сердца”. И с ним нельзя не согласиться. Критик полагал, что “сочетание просто­ты с истиною составляет высшую красоту и чувства, и дела, и выражения.”, потому что в послании Татья­ны, действительно, рядом с предельной откровенно­стью соседствует простота.
Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать? Уже

в самом начале письма звучит глубокая вера Татьяны в порядочность ее избранника и доверие к нему. Боясь быть наказанной презрением, Татьяна все же изливает откровения “души неопытной”. Она уверена, что пишет именно тому человеку, который послан ей Богом, а потому она будет верна ему до кон­ца. Сколько страсти в ее словах, сколько подлинного умения любить! Не признаться Онегину Татьяна не может: ее душа пылает чувством, которое она давно ждала и о котором мечтала. Кокетничать и пытаться заслужить внимание иным способом не в ее характе­ре. Такое поведение – доказательство исключитель­ности героини.
Онегин отвечает на откровения Татьяны холодным и отрезвляющим разговором, но наступает момент, когда и этот знаток “науки страсти нежной” берется за перо. Что же толкает его на это? Новое свидание с когда-то отвергнутой им женщиной. Самая первая ре­акция Онегина на появление Татьяны – смятение, сомнение, шок:
Ужели,- думает Евгений,-
Ужель она? Но точно. Нет.
Как! из глуши степных селений.
Он ожидает того же и от Татьяны. Робкая, молча­ливая, некогда пораженная стрелой Амура, она не­пременно должна была испытать замешательство, ра­дость, стыд. Что угодно! Онегин надеялся поразить ее своим появлением. И героиня, конечно, “удивлена, поражена”, но внешне. абсолютно спокойна. А ведь скольких душевных сил стоило ей, страстной и по-прежнему любящей, это самообладание. Она “дру­гому отдана” и будет “век ему верна”. Ни тени посто­роннего чувства не может появиться на ее лице.
Независимость Татьяны, ее неприступность, сдер­жанность, положение в свете задели Онегина, взвол­новали его. Она уже не деревенская девочка, а “равно­душная княгиня”, “неприступная богиня роскош­ной, царственной Невы”. Сраженный, Евгений садится за письмо.
“Письмо Онегина к Татьяне горит страстью; в нем уже нет иронии, нет светской умеренности, светской маски”, – отмечал Белинский. Но уже первые строки этого письма отличают его от послания Татьяны:
Какое горькое презренье
Ваш гордый взгляд изобразит!
Какому злобному веселью
Быть может, повод подаю!
Онегин, в отличие от Татьяны, не доверяет адреса­ту письма, он воображает себе ее злорадство, счастье от осознания отомщения, высокомерие. Но ведь этих качеств в Татьяне никогда не было и появиться уже не могло.
Любви Татьяны Евгений так и не понял, да и ее саму тоже вряд ли “раскусил”. А тот огонь подлинно­го чувства, который терзает ее сердце и заставил неко­гда сделать первый шаг, Евгений называет всего лишь “искрой нежности”.
Теперь у него изменилось отношение к пониманию счастья, теперь он осознает, что “вольность и покой” не могут заменить любовь и счастливую семейную жизнь. Но это не утешает героиню, потому что Онегин и не задумывается о том, что Татьяна осталась преж­ней: положение в свете нисколько не переменило ее. Замечательно сказал об этом Ф. М. Достоевский: “.это та же Таня, та же прежняя деревенская Таня!” Но именно прежнюю-то Онегин и не понял, он не смог ее полюбить, не оценил, пренебрег ею. И, явись она ему в прежнем образе, он пренебрег бы Лариной и сей­час.
“А счастье было так возможно, Так близко!” – с грустью замечает Татьяна. Онегин так и не понял, что такие натуры, как она, любят один раз в жизни. По­следние слова героини, адресованные Евгению, явля­ются свидетельством высокого душевного благородст­ва, нравственной чистоты, верности долгу, целомуд­рия.
Два письма. Оба о любви, и оба совершенно раз­ные. Они дают ясное представление читателю о герое и героине, помогают увидеть, понять, почувствовать их характеры, прожить вместе с ними маленькую час­тичку их духовной биографии.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Classification of neologisms in english.
Сейчас вы читаете: Письмо Татьяны и письмо Онегина в романе А. Пушкина “Евгений Онегин”