И. А. Гончаров вошел в русскую литературу благодаря своим трем романам, принесшим ему успех и признание: «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв». Это наиболее значительные произведения автора Читатели невольно обращали внимание на фоническую анафору «Об», непреднамеренно использованную Гончаровым, но наводившую на мысль о связи между этими произведениями. Уже после (в своей статье «Лучше поздно, чем никогда») он сам скажет, что увидел в произведениях «не три романа, а один».
Вторая часть трилогии — «Обломов». На первый взгляд, это совершенно статичное произведение, повествующее о ленивом человеке, гибнущем из-за своей апатии ко всему, что его окружает и из-за нежелания выйти из своего состояния.
Даже любовь и дружба не могут пробудить героя к действиям, несмотря на то, что он человек одаренный и неглупый. Гончаров показал не какой-то особенный характер, а современный для того времени русский тип, показал на примере одного человека целое общественное явление. Имя ему — «обломовщина».
Анализируя роман Гончарова, Добролюбов в своей статье «Что такое «обломовщина»?» выявил конкретные причины этого явления. Они заключаются во внешнем положении — в барстве — и во внутреннем образе умственного и нравственного развития русского дворянства.
Герой романа, Обломов, родился и вырос в атмосфере старого русского барства. Его олицетворением в романе стали несколько деревень, объединенных в имение семьи Обломовых. Это Обломовка. Автор на время переносит читателя в этот благословенный уголок в главе «Сон Обломова» Сон — своеобразная мечта Обломова, воплощение, с его точки зрения, идеальной жизни. Что же мы видим? Благодатная земля, великолепная природа, ласковое солнце, чистое небо. Погода в том краю всегда прекрасная, лето жаркое, но засух никогда не бывало, дождь шел в самое нужное время, придавая новые силы и людям, и природе. Зимы морозные, но ровно настолько, насколько нужно крестьянину. Никогда «.не дразнит ранними оттепелями и не гнет в три дуги морозами.». Все идет по календарю. В марте наступает, как положено, весна. Тает снег, греет солнце, просыпается лес.
Никогда там не было ни бурь, ни страшных потрясений, ни эпидемий. Горы в Обломовке — это не мрачные отвесные скалы, а плодородные холмы. Речка весело течет, шаля и играя своими водами. «Все как будто было нарочно прибрано одно к другому и мастерски нарисовано».
Люди жили там счастливые, полагая, что весь мир живет именно так, а не иначе. Если кто и умирал, то от глубокой старости, а потом еще долго дивились тому, как такое несчастье могло случиться.
В Обломовке царили свои естественные законы. Никто и никогда не занимался там ни наукой, ни философией, никто не писал ни книг, ни картин. Все время проходило в праздном поглощении пищи, созерцании...

мира, а чаще всего во сне. Сон и еда стали важными занятиями в доме. Что приготовить на ужин, продумывалось весь день, а готовка начиналась с обеда. Ежедневный сон носил всеобщий характер, никто не мог противиться возможности поспать часок-другой после обильного обеда. Этому порядку следовали все, от барина до последнего мужика.
Воспитание детей тоже проходило по определенным канонам. Главной своей обязанностью родители считали накормить и оградить любимое чадо от всего опасного. Самой неприятной повинностью был труд. Ребенок, живший в барской семье, ничем не был обременен. Его естественное любопытство постепенно угасало, он терял интерес ко всему необычному, начинал видеть идеал жизни в гордом созерцании чужого труда.
Этому немало способствовали и вечные сказки о неведомой стране, где текут реки молока и меда, где никто круглый год ничего не делает, а только знай себе гуляют добрые молодцы да красавицы. Где все делается «по щучьему велению» и «по хотению» лентяя. Где запросто тебя женят на неслыханной красавице Милитрисе Кирбитьевне.
Из года в год, из десятилетия в десятилетие так воспитывали детей. Вырастали новые баре, все шло своим чередом.
Детство, отрочество — в них начало судьбы Обломова, недаром картины патриархальной жизни в родном доме (вечерние зимние часы, история с письмом, кормление булочками.) навсегда остались для Ильи Ильича идеалом настоящей жизни — спокойной и сытой. И никакие последующие влияния — книги, университетский быт, служба в Москве — не смогли его серьезно поколебать. И это, по Гончарову, естественно, потому что «ум и сердце ребенка наполнились впечатлениями всех картин, сцен и нравов этого быта, нежели он увидел первую книгу». «
После того, как Илья Ильич покидает Обломовку, что с ней стало? Староста пишет своему барину, что все благополучно, слава Богу, за исключением засухи, гибели почти всех посевов ярового и озимого, побега трех мужиков, закрытия сушильни и белильни для производства холста, недобора в недоимках. Почти ничего не осталось от обильной Обломовки, все куда-то пропало, все растащено и прибрано чужими заботливыми руками. А Обломов не может ничего изменить — ему лень. Он думает, а сделать не может. Герой не понимает, что староста, верно, мошенник, что пишет неправду. Илья Ильич верит в свой «барский авторитет». После этого Тарантьев еще больше разрушит Обломовку. Останется жалкое подобие. Отчего? Да сама Обломовка, само барство погубило ее. Мир изменился, психология обломовцев же осталась прежней, что и погубило патриархальный мир.
Обломовка во сне и наяву.
Сон — старая патриархальная Обломовка, золотые времена барства, мечта Обломова.
Явь — крушение барства и крепостного права, ненужность обломовцев, их психологии и, как следствие, смерть Обломовки — мечты Ильи Ильича.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Обломовка во сне и наяву