Главным героем поэмы «Мертвые души» является Павел Иванович Чичиков — явление новое в литературе как общественно-психологический тип и, возможно, не до конца раскрытый автором в загадочности художественно-философского, мистического осмысления. Сама портретная характеристика этого антигероя не определяет его как индивидуальность (вспомним точное лермонтовское относительно героя новых времен Печорина: «Глаза не смеялись, когда он смеялся»), подчеркивает стандартность во внешности, вкусах, манерах: «.господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок. Нельзя сказать, чтобы стар, однако же, и не так чтобы слишком молод. Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным.». Значительно позднее, освещая одиссею с торгами-куплей душ, автор укажет: «Темно и скромно происхождение нашего героя. Совсем вышел не такой, как я думал! Ему бы следовало в бабку пойти с матери стороны, что было бы и лучше, а он родился просто, как говорит пословица: ни в мать, ни в отца, а в проезжего молодца».
Не отмечался юный Павлуша особыми способностями к обучению, однако ближние заметили в нем незаурядный практицизм в жизни, в частности умение «приращивать» деньги, умение понравиться учителям, начальству, хитро кривить душой ради карьеры, манипулируя при этом неискренностью чувств, показными скромностью и аскетизмом. И служба на таможне, и связь с контрабандистами, и умелое избежание наказания и окончательного бесчестия — все служебные и чисто жизненные перипетии формировали опыт человека нового времени, человека с талантом соискателя («Справедливее всего назвать его: хозяин, приобретатель»). Грядущая сила капитала должна была разрушить...

не только старые дворянские гнезда, а и сформировать новую мораль, новый тип человеческих отношений, где место под солнцем может получить лишь энергичная, действенная личность, лишенная любых элементов моральных укоров и совести. Чичиков — не какой-то мелкий мошенник или уголовник.
Он энергичный, действенный, воинственно-беспощадный ко всему и всем, кто может стоять на его пути. Это сила, которой завидуют, которая действует безнаказанно и удачно, сила утверждающаяся в ранге культа подлости, перед которой новые поколения будут склонять голову. Прозорливые предостережения великого классика! Так ли это!? Именно этой магической власти денег, власти богатства (вспомним значение апокалипсического числа «зверя»: «В золоте, которое приходило к Соломону каждый год, вес был шестьсот шестьдесят шесть золотых» — 3 царь. 10,14) подчинится человечество («Ибо он начнет с чрева, чтобы человек, доведенный до крайности недостатком пищи, вынужден был принять его печать», — так говорил о порабощении народов антихристом святой Ефрем Сирин), который вынужден будет сам отдать себя в вечное рабство — рабство души, по логике Великого Инквизитора из «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского: «Лучше поработите нас, но накормите нас».
Прообразом какой силы выступает в «Мертвых душах» центральный персонаж Чичиков (или, может, конкретно тем, кто будет править перед концом света?) — становится понятно: Гоголь хорошо сознавал, какие факторы приведут к порабощению человеческих душ. Да и собственно в самой метафоризации характеров и ситуаций заложена идейная парадигма автора с его мистической прозорливостью. Ответ здесь напрашивается в самом вопросе. Кто ставит себе целью поработить души? Какие души? Омертвелые души становятся собств



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Раскрытие образа героя поэмы «Мертвые души» Павел Иванович Чичиков