Повесть “Палата № 6” протест против деспотизма

А. П. Чехов не был связан с социал-демократическим движением, но, как великий художник, он чувствовал и отражал в своем творчестве освежающее влияние новой революционной мысли. В мелиховский период им созданы такие шедевры, как “Палата № 6” (1892), “Учитель словесности” (1894), “Три года” (1895), “Дом с мезонином” (1896), “Моя жизнь” (1896), “Мужики” (1897), “Человек в футляре” (1898), “Крыжовник” (1898), “Ионыч” (1898), “Чайка” (1896), “Дядя Ваня” (1897) и др. Повесть “Палата № 6” поднимала в читателе горячий протест

против деспотизма, царившего в самодержавной России. Изображенная в ней провинциальная больница страшна не только своим антисанитарным состоянием, но и сходством с каторжными тюрьмами, описанными в книге “Остров Сахалин”. Это сходство подчеркивается упоминанием о железных решетках на окнах, соседством больницы с тюрьмою: “Недалеко стоял высокий белый дом, обнесенный каменною стеной. Это была тюрьма.
“Вот она действительность!” – подумал Андрей Ефимыч, и ему стало страшно”. В этих словах выражена главная мысль повести: царская Россия – это большой Сахалин, в котором господствует тупое и
жестокое насилие, воплощенное в образе больничного сторожа Никиты. Именно так и поняли это произведение современники Чехова. Известный писатель Н. С. Лесков заявил тогда: “В “Палате № 6″ изображены общие наши порядки и характеры. Всюду – палата № 6. Это – Россия”. Известно, какое сильное впечатление произвела “Палата № 6” на В. И. Ленина. “Когда я дочитал вчера вечером этот рассказ,- сказал он своей сестре, Анне Ильиничне, – мне стало прямо-таки жутко, я не мог оставаться в своей комнате, я встал и вышел. У меня было такое ощущение, точно и я заперт в палате № 6”.
Другая, не менее важная мысль повести заключается в том, что насилие не могло бы господствовать, если бы оно не опиралось на равнодушие таких людей, как заведующий больницей доктор Андрей Ефимыч Рагин. Принимая больницу, Рагин увидел, что “это учреждение безнравственное и в высшей степени вредное для здоровья жителей. По его мнению, самое умное, что можно было сделать, это – выпустить больных на волю, а больницу закрыть”. Но лень и равнодушие помешали ему принять какие-нибудь меры. “Андрей Ефимыч чрезвычайно любит ум и честность, но, чтобы устроить около себя жизнь умную и честную, у него не хватает характера и веры в свое право”, – оценивает – его поведение автор. Рагин оправдывает свою бездеятельность удобной философией: “К чему мешать людям умирать, если смерть есть нормальный и законный конец каждого?” Реакционный характер этой философии становится особенно наглядным, если сравнить взгляды Рагина со словами помещика Ивана Иваныча из рассказа “Жена” (1892). На предложение помочь голодающим он отвечает: “.Все равно помирать надо, не теперь, .так после. Не беспокойтесь, красавец!”
Эту удобную для бездельников философию разоблачает “единственный в городе умный человек” Иван Дмйтрич Громов. Угнетенный господствовавшим полицейским режимом, он заболел манией преследования и попал в палату № 6 для душевнобольных Но во всем остальном он сохранил ясный ум и легко разбивает доводы Рагина. “Сградания презираете,- говорит он доктору, – а небось прищеми вам дверью палец, так заорете во все горло!” И действительно, когда помощник Андрея Ефимыча док гор Хобо тов. подслушав разговор Рагина с Громовым, объявил Рагина сумасшедшим и засадил в ту же палату № 6, а Никита зверски избил его, Андрей Ефимыч понял правоту Громова. Историей доктора Рагина Чехов решительно опровергает всякое оправдание пассивности, равнодушия и непротивления злу.
“Маленькая польза” Осуждая равнодушие к общественным вопросам, Чехов в то же время показывает и несостоятельность такой общественной деятельности, которая ограничивается только “малыми делами”. Против теории “малых дел” направлен рассказ Чехова “Дом с мезонином”. Молодая помещица Лидия Волчанинова поглощена делами школ, аптек, медицинских пунктов и с презрением относится к художнику (от лица которого ведется рассказ) за то, что он не разделяет ее интересов. Но в свою деятельность, направленную на пользу людям, Лидия не вносит душевной теплоты, скорее всего она занимается ею от скуки, от тщеславия. И автор согласен со словами художника: “По-моему, медицинские пункты, школы, – библиотечки, аптечки, при существующих условиях, служат только порабощению. Народ опутан цепью великой, и вы не рубите этой цепи, а лишь прибавляете новые звенья.” Художник правильно понял, что, пока господствующие классы эксплуатируют народ, все “малые дела” интеллигенции только усиливают эту эксплуатацию.
В 80-е годы Чехова, как и многих в то время, увлекала толстовская идея опрощения и нравственного самосовершенствования. Но к концу 80-х годов писатель почувствовал ложность этой теории, а пребывание на Сахалине окончательно утвердило его в этом мнении. В рассказе “В ссылке” (1892) теорию опрощения и покорности судьбе развивает перевозчик Толковый: “Я, братушка, не мужик простой, не из хамского звания, а дьячковский сын и, когда на воле жил в Курске, в сюртуке ходил, а теперь довел себя до такой точки, что могу голый на земле спать и траву жрать. И дай бог всякому такой жизни, Ничего мне на надо, и никого я не боюсь, и так себя понимаю, что богаче и вольнее меня человека нет”. Но молодой татарин, безвинно осужденный и тоскующий по семье, от которой его оторвали, с возмущением отвергает теорию Толкового и кричит ему: “Бог создал человека, чтоб живой был, чтоб и радость была, и тоска была, и горе было, а ты хочешь ничего, значит, ты не живой,- а камень, глина! Камню надо ничего и тебе ничего.”


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Какого тема рассказа телеграмма.
Сейчас вы читаете: Повесть “Палата № 6” протест против деспотизма