Лики “страшного мира” в поэзии А. Блока


Тема “страшного мира” – сквозная в творчестве поэта. Глубинная суть ее следующая: человек, живущий в “страшном мире” испытывает на себе его тлетворное воздействие, теряет нравственные ценности, трагически переживает ощущение собственной греховности, безверия, опустошенности, смертельной усталости. Наиболее полно эта тема раскрывается в стихотворениях, вошедших в цикл “Страшный мир” (1909- 1916).
Настроение поэта можно ощутить уже в первом стихотворении Блока “К Музе”. Свой дар поэта уже не воспринимается им, как чудо. Нет, быть поэтом в “страшном мире”-это мука:
Для иных ты – и Муза, и чудо. Для меня ты – мученье и ад.
Поэт хочет стать врагом своей Музе для того, чтобы не петь более о том, что видит он вокруг себя. А вокруг поэта только “шум и звон однообразный” и городская суета. Безысходность, отчаяние – вот чувства, одолевающие героя. Он ощущает себя живым мертвецом, потерявшим вкус к жизни, потерявшим веру и надежду:
Как тяжело ходить среди людей
И притворяться непогибшим,
И об игре трагических страстей
Повествовать еще не жившим.
Почему же Блок называет этот мир страшным? Потому что за каждым углом в нем нас подстерегает смерть. Смерть пропитала все вокруг. И даже существа, населяющие этот мир, вовсе не люди, а мертвецы:
Как тяжко мертвецу среди людей Живым и страстным притворяться!


Но надо, надо в общество втираться Скрывая для карьеры лязг костей.
Трагическое мироощущение поэта чувствуется и в стихотворении “Миры летят. Года летят. Пустая.”, основная тема которого – невозможность счастья в этом безумном мире. Говоря о нашей жизни, поэт использует символ волчка:
Запущенный куда-то, как попало, Летит, жужжит, торопится волчок!
Как не сойти с ума? Поэт указывает выход. Он есть – забыться и перестать наблюдать за сменой “пестрой придуманных причин, пространств, времен”.
В стихотворении “В ресторане” происходит еще одна потеря поэта. Это как бы завершение пути, которым движется идеал женской красоты в лирике А. Блока. Путь был непростым: из заоблачных высот – во мрак и вертеп земной жизни. Героиня, идя по ступеням вниз, на этом пути утрачивает таинство своей неземной красоты, все более проступают в ее облике черты не только земной, но даже приземленной женщины. Она из предмета поклонения и обожания стала предметом купли-продажи.
Стихотворение “Ночь, улица, фонарь, аптека.” входит в маленькую поэму “Пляски смерти”, включенную в цикл “Страшный мир”. Тема подсказана названием поэмы, жизнь лирического героя подобна смерти. Рубленый ритм ее как тяжелая поступь. Это стихотворение – блистательный образец того, как синтаксическими средствами автор способен передать свой замысел.
Первые две строки – бессоюзное сложное предложение, состоящее из пяти назывных. Первые четыре состоят только из существительных, лишенных определений, дана только констатация предметов вещественного мира. Так возникает картина мертвой неподвижности. Вторая строка построена иначе, у существительного “свет” сразу два определения, но они “гасят” этот свет, он “бессмысленный и тусклый”, а рифма к этому слову уничтожает пятно света, очерченное фонарем в непроглядной тьме ночи.
Ничего не способна изменить и четверть века – время, отпущенное для обновления жизни приходом нового поколения, а лирический герой за этот срок превратится в дряхлого старика. Безжизненные удары усилены в четвертой строке повтором звуков “д” и “т”. Нет спасения, даже смерть не освободит от страданий не отпускающей душу безысходности.
Вторая строфа зеркально отражает первую, появляются глаголы, но мрачный мир не оживляется действием, так как эти глаголы в будущем лице только утверждают непременность совершения событий, делают безнадежность полной: “умрешь”, “начнешь”, “повторится”.
Впечатление безнадежности перерастает в чувство тупика, это выражено образами, навевающими холод, леденящий душу: “ледяная рябь канала”, холод, пробирающий до костей. Слово “фонарь” становится в последней строке заключительным: замкнутое пространство улицы по-прежнему ограничено пятном тусклого света, падающего от фонаря. Бессмысленное кружение по замкнутому миру безысходности, выхода из которого нет и не будет.
Александр Блок убежден в том, что крушение старой жизни неизбежно. Но что придет на смену ей? Такой вопрос задает Блок грядущим поколениям.
Будьте ж довольны жизнью своей,
Тише воды, ниже травы!
О, если б знали, дети вы,
Холод и мрак грядущих дней!
Но все же поэт не признает торжества “страшного мира” и не капитулирует перед ним. Неслучайно в цикле “Ямбы”, где продолжилась эта тема безысходности поэт говорил:
О, я хочу безумно жить: Все сущее – увековечить, Безличное – вочеловечить, Несбывшееся – воплотить!



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Принцип работы факс модема.
Сейчас вы читаете: Лики “страшного мира” в поэзии А. Блока