Этапы творческого пути А. Блока

Как известно, А. Блок разделил свою лирику на три книги, каждая из которых знаменовала определенный этап творческого пути и была посвящена определенному кругу мыслей и чувств. Все книги составляли «трилогию вочеловечения». Так сформулирована поэтом цель творческого пути — вхождение в человечество при помощи стихов. Мы рассмотрим этот нелегкий путь с самого начала.
Лирический герой первого тома — человек, полностью оторванный от грешной земли. Конечно, все жизненное и житейское имеет смысл, но лишь постольку, поскольку через него просвечивает Вечное и Небесное. Средоточием всего Вечного и Небесного является образ Прекрасной Дамы. Прекрасная Дама — «царица чистоты», «Вечерняя Звезда», «Закатная Таинственная Дева», «лазурью золотою просиявшая навек». Прекрасная Дама никогда не появляется наяву, но состояние ожидания Ее, предчувствие пришествия — основа жизни лирического героя:
Вхожу я в темные храмы,
Совершаю бедный обряд.
Там жду я Прекрасной Дамы
В сиянии красных лампад.
Эта устремленность к высшему, порыв к Вечности рождает полный произвол и путаницу в отношении к реальности жизненной. Пример тому — пять линий Васильевского острова, властной рукою поэта превращенных в «пять изгибов сокровенных добрых линий на земле». И можно, конечно, и дальше упиваться собственным могуществом, способностью «увидеть дантову Беатриче в сологубовской Недотыкомке» (А. Блок). Но нельзя не видеть здесь опасности, ведь поэзия питается действительностью, и разрыв этой корневой системы обескровливает поэзию.
В устремленности к обыденности, повседневности — пафос второго тома блоковской лирики. Вначале это — разная чертовщина сборника «Пузыри земли» («твари весенние», «болотные чертенятки», русалки). В них поэт прозревает сокровенную, потаенную, жуткую сущность жизни, мистической и земной одновременно. А далее — обыденные приметы «страшного мира», которые видятся с беспощадной четкостью.
В окнах фабрик — преданья
О разгульных ночах.
Деревянные кровли —
Всем безумным приют.
В этот город торговли
Небеса не сойдут.
Поэт смело глядит в лицо «страшному миру», пытаясь осмыслить и обличить:
К чему-то ставят, вносят свечи,
На лицах — желтые круги,
Шипят пергаментные речи,
С трудом шевелятся мозги.
Так негодует все, что свято,
Тоскует сытость влажных чрев.
Но спасение не в обличительстве, а в приятии жизни как она есть со всеми ее будничными невзгодами:
О весна без конца и без краю —
Без конца и без краю мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!
А. Блок назвал этот путь путем «из лирики — в трагедию», прекрасно понимая, что этот путь прежде всего выводит из одиночества в общечеловеческое бытие. Трагическое миросозерцание реализуется в третьем томе. Сохранить и удержать сияющий мир красоты и гармонии как нечто отдаленное от «горестной земли» — невозможно. Но и потеря его равносильна потере себя и жизни, пока жив человек, «в сердце первая любовь жива — к единственной на свете». Осознавая эту трагическую безысходность, очень важно увидеть открываемое ею творческое состояние.
При таком взгляде на мир совершенно бессмыслен вопрос о счастье, стремление к нему становится низменным и ненужным.
И, наконец, увидишь ты,
Что счастья и не надо было,
Что сей несбыточной мечты
И на полжизн

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...