“Отцы и дети” образец социально-психологического романа

Стесненность интриги коллизиями, в свою очередь, отразилась на размещении отдельных ее частей, способствовала сближению завязки с кульминацией и кульминации с развязкой. Строго говоря, в романе “Отцы и дети” кульминация интриги почти совпадает с развязкой (XVIII глава): нетрудно убедиться, что на одной странице романа происходит кульминация интриги (объяснение Базарова с Одинцовой), а уже на следующей – развязка: Базаров через полчаса после объяснения передает Анне Сергеевне записку: “Должен ли я сегодня уехать – или могу остаться до завтра?”, и после некоторого раздумья Анна Сергеевна решает бесповоротно: “. бог знает, куда бы это повело, этим нельзя шутить, спокойствие все-таки лучше всего на свете” (глава XVIII).
Романа, в котором главную роль играл философский и политический диалог.
Из эпистолярного наследия Тургенева видно, что сюжет для него никогда не играл главной роли, а лишь способствовал раскрытию характеров. Характеры же различных героев возникали в процессе наблюдения над конкретными историческими лицами.
Различные исследователи художественных приемов творчества Тургенева совершенно правильно утверждают, что основной и первой задачей писателя являлось составление художественных биографий главных героев романа. Н. М. Гутьяр отмечает три фазиса работы Тургенева над романом: первый – “вынашивание”, автором в своей душе главных типов и элементов романа; второй – подготовительная работа (сначала составление биографий отдельных лиц, затем фабула или конспект); третий – связное изложение задуманного.
Третий фазис, по терминологии исследователя, “постройка повестей, архитектурная сторона их”, является самым сложным этапом работы писателя. Именно здесь проявлялась специфика Тургенева как художника, своеобразие его творческой манеры в отличие от других писателей-современников.
И действительно, если сопоставить романы Тургенева с. произведениями Гоголя, Гончарова, Достоевского, Л. Толстого, сразу можно обнаружить существенные композиционные различия в способах характеристики героев. Так, излюбленным гоголевским приемом является косвенная характеристика, раскрытие характера героя через окружающую его обстановку, вещи, предметы, одежду (например, Манилов, Собакевич). В романах Гончарова, как известно, преобладает портретно-бытовая характеристика персонажей, которая порой отличается натуралистической описательностью, наличием элементов физиологизма и в большинстве случаев статична (Обломов, Захар, Пшеницына). Достоевский выдвигает на первый план психологическую характеристику (Раскольников, Мышкин, Алеша Карамазов). Л. Толстой, синтезируя портретную и психологическую характеристики, дополняет и уравновешивает их характеристикой героя в действии и диалогом (Наташа Ростова, Андрей Болконский, Нехлюдов). У Толстого все способы характеристики героев даны в таком диалектическом единстве, что почти невозможно определить, какому же из них писатель отдает предпочтение.
Тургенев, хотя и пользуется всеми перечисленными способами характеристики героев, предпочитает главным образом диалог и портрет. Диалог в романах Тургенева играет настолько большую роль, что было бы неправильным сводить его к простому техническому приему писателя. Возросшая роль диалога определяется тематикой, идейным содержанием произведения. В социально-психологическом романе диалог дает возможность развивать актуальные политические проблемы, (X вещая их с разных точек зрения, наконец, в диалоге раскрываются, обнаруживаются характеры – героев.
Диалоги в романс “Отцы и дети” – это прежде всего споры на политические и философские темы. Базаров сражает противника не рассуждениями и философскими тирадами, как это делал Рудин, а лаконичными, содержательными репликами, меткими, чрезвычайно емкими, к месту сказанными афоризмами. Тургенев наделил своего главного героя и способностью к ораторской речи. Так, в X главе романа в спорах с Павлом Петровичем Базаров не только ограничивается краткими замечаниями (“Слыхали мы эту песню много раз”, то есть критикует рассуждения Павла Петровича об английской аристократии), но и произносит довольно длинную обличительную речь против либерального словоблудия: “А потом мы догадались, что болтать, все только болтать о наших язвах не стоит труда, что это ведет только к пошлости и доктринерству; мы увидали, что и умники наши, так называемые передовые люди и обличители, никуда не годятся, что мы занимаемся вздором, толкуем о каком-то искусстве, бессознательном творчестве, о парламентаризме, об адвокатуре и черт знает о чем, когда дело идет о насущном хлебе, когда грубейшее суеверие нас душит, когда все наши акционерные общества лопаются единственно оттого, что оказывается недостаток в честных людях.”
Уже одно только синтаксическое построение этой фразы (то есть наличие параллельных конструкций: “Мы догадались”, “мы увидали”; повторяющихся союзов и союзных слов: “что”, “когда”) свидетельствует о том, что перед нами оратор. Если же обратить внимание на содержание гневной тирады Базарова, станет ясным, что Тургенев не сковывает своему герою уста, не ограничивает его участие в диалогах шуточками, а позволяет ему высказываться “во весь голос”, то есть так, “как он мог бы говорить перед своими единомышленниками.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Шуйский в поэме пушкина.
Сейчас вы читаете: “Отцы и дети” образец социально-психологического романа