Кутузов в “Войне и мире” явился историческим и художественным открытием Толстого


Интересно и важно, что современные историки, располагающие громадным документальным материалом, недоступным для исследования во времена Толстого и Герцена, обосновали вывод, который в “Войне и мире” был гениальной писательской догадкой. Е. Тарле пишет: “Если можно так выразиться, Наполеон принципиально отвергал доброту, считал ее качеством, которое для правителя прямо вредно, недопустимо”. Кутузов в “Войне и мире” еще больше, чем Наполеон, явился историческим и художественным открытием Толстого.
Общая оценка Кутузова повторяет пушкинскую его характеристику: “Кутузов один облечен был в народную доверенность, которую так чудно он оправдал!” У Толстого это мельком брошенное замечание составило основу широко показанного художественного образа, одного из главных в исторических картинах романа. В сочинениях, которые писали не только французские, но и русские верноподданные историографы, Кутузов представлен как “хитрый придворный лжец, боявшийся имени Наполеона и своими ошибками под Красным и под Березиной лишивший русские войска славы полной победы над французами”. Несколько правдивее и уважительнее писал о Кутузове А. И. Михайловский-Данилевский, но и он главную роль в освобождении России от наполеоновского нашествия отводил Александру I.
Искажение образа Кутузова, считает Толстой, происходило оттого, что


“истинно величественная фигура не могла улечься в ту лживую форму европейского героя, мнимо управляющего людьми, которую придумали”. Существует взгляд, что Толстой приспособил образ Кутузова к своей исторической концепции фатализма и тем самым исказил действительные черты выдающегося полководца. Справедливо это, может быть, лишь относительно некоторых рассуждений последнего тома. В художественных картинах “Войны и мира” Кутузов неизменно предстает отнюдь не бездеятельным человеком, умеющим лишь мудро созерцать ход событий. Это он своими верными действиями и распоряжениями спасает русскую армию после капитуляции Макка и сдачи Наполеону Вены; это он, не любящий громких фраз, посылает Багратиона задержать французов и напутствует его патетическими словами: “Благословляю тебя на великий подвиг!”; это он приказывает оставить Москву и говорит, что заставит французов, как раньше турок, “лошадиное мясо жрать”.
Иронически цитируя в “Войне и мире” письма и диспозиции Наполеона, послания Александра I, Толстой не только серьезными, но почти торжественными словами предваряет донесение Кутузова о Бородинской победе.
Кутузов понимает, что “есть что-то значительнее и сильнее его воли, – это неизбежный ход событий”; умеет отрекаться “от своей воли, направленной на другое”,
Действия Кутузова всегда соответствуют общенародному чувству; историческое проявляется в нем как народное, национальное и потому – нравственное. Психология полководца народной войны раскрыта Толстым с исчерпывающей глубиной1.
В мирных сценах “Войны и мира” исторических персонажей, естественно, меньше, дем в эпизодах военных. Но и здесь главные исторические фигуры времени не обойдены Толстым. Прежде всего это М. М. Сперанский, которому еще в 1803 году вступивший на престол либеральный в ту пору царь поручил. готовить “Записку об устройстве судебных и правительственных учреждений”.
“Выскочка” Сперанский, называвшийся сначала статс-секретарем, а потом государственным секретарем и его ближайшее окружение, исторически точно названное (за искл



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Мое любимое блюдо на английском рецепт.
Сейчас вы читаете: Кутузов в “Войне и мире” явился историческим и художественным открытием Толстого