Жанры переводной литературы. Библейские книг

Огромна была популярность Псалтыри – собрания из 150 псалмов (молитв и гимнов). В Новый завет входили четыре Евангелия, “Деяния апостолов”, “Апостольские послания” и “Апокалипсис”. Евангелия (от греч. Евангелист – благая весть) приписывались ученикам Христа – апостолам Матфею, Марку, Луке и Иоанну; в них повествовалось о земной жизни Иисуса и излагалось его учение. О проповеди апостолами христианства рассказывается в книге “Деяния”; и “Апокалипсисе” Иоанна Богослова в символических образах изображается близкий конец мира.
Полностью Библия была переведена на Руси лишь в XV в., НО отдельные библейские книги стали известны в славянских переводах уже в Киевской Руси. Наиболее широкое распространение получили в это время книги Нового завета и Псалтырь. Вероятно, были известны также некоторые книги Ветхого завета (“Пятикнижие”, книга Иисуса Наввина, книги Судей и Царств, киши пророков, книга “Руфь”).
Библейские книги, догматические и учительные сочинения предназначались для самостоятельного чтения верующими. В церкви же, во время богослужения, читались иные, специально рассчитанные на церковный обряд богослужебные книги. К ним относились, во-первых, евангелия-апракос и апостол-апракос (от греч. апрактос – праздничный) – выбранные чтения из евангелий и апостольских деяний и посланий, расположенные

в порядке чтения их во время церковных служб (определенные чтения на определенные дни недели или на дни церковных праздников). В церкви читался Паремийник, служебные Минеи (книги, содержащие похвалы святым), различного рода служебники, часословы, требники, тропари и другие книги.
Книги священного писания и богослужебные книги, помимо чисто учительной и служебной функций, имели и немалое эстетическое значение: Библия содержала яркие сюжетные рассказы, книги пророков отличались повышенной эмоциональностью, яркой образностью, страстностью в обличении пороков и социальной несправедливости; псалтырь и служебные минеи являлись блестящими образцами церковной поэзии, хотя их славянские переводы и были прозаическими.
Патристика. В древнерусской, как и в любой другой средневековой христианской литературе, большим авторитетом пользовалась патристика сочинения римских и византийских богословов Ш-XI вв., почитавшихся как “отцы церкви” (греч. патер – отец, отсюда и название их произведений – патристика).
В сочинениях “отцов церкви” обосновывались и комментировались идеи и догмы христианской религии, велась полемика с еретиками, излагались в форме поучений и наставлений основы христианской морали или правила монашеского быта.
На Руси широкое распространение получили Сочинения Иоанна Златоуста (344-407), византийского проповедника. В своих “словах” и проповедях Златоуст наставлял верующих в христианских добродетелях, ярко и темпераментно обличал пороки, обсуждая порой и важнейшие общественные проблемы.
Авторитетом в Древней Руси пользовались также сочинения византийского проповедника Григория Назианзина (Богослова) (329-390), Василия Кесарийского (ок. 330-379 гг.), автора полемических и догматических сочинений, а также популярной в средневековье книги “Шестоднев”, комментирующей библейский рассказ о сотворении мира, Ефрема Сирина (ум. в 373 г.), Афанасия Александрийского, Епифапия Кипрского и других авторов. Патриотическая литература сыграла важную роль в формировании этических идеалов новой религии и в укреплении основ христианской догматики. В то же время произведения византийских богословов – в большинстве своем блестящих риторов, воспитанных на лучших традициях классического античного красноречия, способствовали совершенствованию ораторского искусства у славянских народов, и в том числе в Древней Руси.
Жития святых. Если памятники учительного красноречия строились в основном на прямой дидактике, превознося добродетели, осуждая пороки, суля праведникам вечное блаженство, а грешников стращая божественной карой и адскими муками, то те же идеи, однако в форме сюжетного повествования, несли слушателям и читателям и жития святых. Житиями именовались рассказы о жизни, страданиях и подвигах благочестия людей, канонизированных церковью, т. е. признанных святыми и официально удостоенных почитания1. Житийная литература называется также агиографией (от греч. агиос – святой и графо – пишу). В житиях мы нередко встречаемся со сложными и занимательными сюжетами, так как византийские агиографы охотно использовали фабулы и сюжетные приемы древнегреческих романов приключений. Примером такого “жития-романа” является “Житие Евстафия-Плакиды”, переведенное еще в Киевской Руси.
Плакида был “стратилат” (военачальник), прославленный не только победами и богатством, но и праведностью. Плакида был язычником. И вот однажды на охоте он увидел чудо. Когда, преследуя красавца-оленя, Плакида отдалился от своих слуг, олень остановился и заговорил человеческим голосом, призывая Плакиду креститься. Дома жена рассказывает Плакиде, что и она видела вещий сон, убеждающий ее в истинности христианства. Супруги принимают крещение, при этом Плакида получает имя Евстафий. Когда он снова приходит на то место, где повстречал чудесного оленя, бог обращается к Евстафию и предупреждает его о грядущих тяжких испытаниях. Евстафий дает обет не отступить от веры и стойко перенести все страдания, которые выпадут на его долю.
Составление жития святого было непременным элементом процедуры его канонизации, именно житие с упоминанием совершенных подвижником чудес служило основанием для признания его святым.
И действительно, на Евстафий обрушиваются всевозможные беды: от мора умирают его рабы, гибнет скот, дом его разграблен. Стыдясь своего разорения, Евстафий с женой и сыновьями покидает родной город. Но несчастий продолжают преследовать его: корабельщик отнимает у Евстафия жену в уплату за переезд, а детей его уносят волк и лев, и отец считает их погибшими, Пятнадцать лет Евстафий, ничего не зная о судьбе своих близких, живет на чужбине, в глухом селении, сторожа “жита” (хлеб на поле). Но на Рим нападают враги, и император посылает разыскать славившегося в прошлом доблестью стратилата Плакиду. Воины случайно находят Евстафия и приводят его в Рим. Во главе войска Евстафий отправляется в поход.
Тем временем также случайно встречаются и узнают друг друга братья – сыновья Плакиды, причем встречаются они в доме не узнанной ими сначала (и также сперва не узнавшей их) матери. Затем жена и дети находят самого Евстафия. Однако не этой счастливой развязкой завершается житие: следуя канону жнтия-мартирия (т. е. повествования о святом-мученике), агиограф рассказывает, как после, смерти любившего Евстафия императора Траяна его преемник требует, чтобы Плакида принес жертвы в храме Аполлона. Тот отказывается и вместе с женой и сыновьями гибнет после страшных пыток.
Алексей, благочестивый и добродетельный юноша, добровольно отрекается от богатства, почета, женской любви. Он покидает дом отца – богатого римского вельможи, красавицу жену, только что обвенчавшись с ней, раздает взятые из дома деньги нищим и в течение семнадцати лет живет подаянием в притворе церкви богородицы в Едессе. Когда повсюда распространилась слава о его святости, Алексей уходит из Едессы и после скитаний вновь оказывается в Риме. Никем не узнанный, он поселяется в доме отца, кормится за одним столом с нищими, которых ежедневно оделяет подаянием благочестивый вельможа, терпеливо сносит издевательства и побои отцовских слуг. Проходит еще семнадцать лет. Алексей умирает, и только тогда родители и вдова узнают, что пропавший сын и муж жил подле них.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Литература эпохи возрождения.
Сейчас вы читаете: Жанры переводной литературы. Библейские книг