Это стихотворение открывает цикл «Ямбы» (1907 — 1914), который автор причислил к «лучшим» своим стихам (письмо В. С.
Миролюбову, 1918). Особенностью его проблематики стала открытая гражданская направленность:
Да. Так диктует вдохновенье:
Моя любовная мечта
Все льнет туда, где униженье,
Где грязь, и мрак, и нищета.
Туда, туда, смиренней, ниже, —
Оттуда зримей мир иной.
(«Да. Так диктует вдохновенье.», 1911 — 1914)
Эпиграфом к циклу стала цитата из «Сатир» Ювенала (96 ок. 127): «Негодование рождает стих» (пер. В. Н. Орлова).
«Негодование» Блока обращено на «непроглядный ужас жизни», представляющий в стихотворениях цикла «Ямбы» «ночной»,
«черной», «траурной», «лживой», полной «безличного» и «несбывшегося». Реминисцентный ряд цикла чрезвычайно богат — в нем
Слышны отголоски произведений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. А, Некрасова, Ф. И. Тютчева. Лирический герой А. блока,
Наследник и продолжатель русской поэтической традиции, обращается к читателям от имени ее носителей:
Но мы — все те же. Мы, поэты,
За вас, о вас тоскуем вновь,
Храня священную любовь,
Твердя старинные обеты.
(«О, как смеялись вы над нами.», 1911)
В стихотворении «О, я хочу безумно жить.» лирический герой провозглашает как цель своего творчества:
Все сущее — увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить!
В отличие от скептицизма «Художника», данное стихотворение проникнуто пушкинским доверием к жизни («хочу безумно
Жить»), стремлением в ее оценке подняться над временным и личным:
Пусть душит жизни сон тяжелый,
Пусть задыхаюсь в этом сне.

/> Понятие «жизнь» двойственно — это реальность, в которой «задыхается» лирический герой, и высший смысл бытия,
Становящийся доступным ему благодаря творческому дару, способности «воплотить» лишенное плоти, «увековечить» мгновенное,
Вдохнуть душу в «безличное». Лирический герой стихотворения предстает новым «пророком», продолжающим пушкинскую и
Лермонтовскую традицию. «Пророк» Пушкина (1826), исполненный божественной «волей», у Лермонтова превращается в
«угрюмого» отшельника, о котором «старцы детям говорят»:
Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!
(«Пророк», 1841)
О блоковском пророке «в грядущем скажет» «юноша веселый», напоминающий «племя Младое, незнакомое» пушкинского отрывка
«Вновь я посетил.» (1835), «внука»
.когда,
С приятельской беседы возвращаясь,
Веселых и приятных мыслей полон,
Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.
Потомок блоковсокго пророка прежде всего просит его «угрюмство», сосредоточенность на темной стороне действительности:
Простим угрюмство — разве это
Сокрытый двигатель его?
На новом этапе преодолевается лермонтовский пессимизм, в основе «всеведенья» пророка снова, как у Пушкина, оказываются
«добро и свет» («Он весь — дитя добра и света.»). Заключительная строчка — реминисценция из другого пушкинского
Стихотворения, хотя можно сказать, что в ней развивается мотив, характерный для всего творчества великого поэта,
Восславившего в «жестокий век. свободу» («Я памятник себе воздвиг нерукотворный.», 1836). Свобода — «сокрытый двигатель»
Творчества, позволяющий поэту продолжать свой путь, «обходя моря и земли», как пушкинский пророк, преодолевая время и
Судьбу.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Стихотворение А. Блока «О, я хочу безумно жить.»