Русская “женская” поэзия


В русской поэзии со второй половины 90-х годов наступил период новых философских и эстетических поисков, представленных именами Вячеслава Иванова, Валерия Брюсова, Константина Бальмонта – корифеев русского символизма В русле этой школы развивается творчество Мирры Лохвицкой (1869 – 1905) – ученицы Майкова и Бальмонта. Классичность формы их лирических произведений сочетается со взрывным, нетрадиционным (особенно для женской лиры) содержанием. У Лохвицкой – это песни страсти, открывающие заповедные тайники женского сердца. Именно Мирра Лохвицкая первой переступила “табу”, наложенное на пределы женской исповедальности Е. П. Ростопчиной. Мнение Ростопчиной, что “женская душа должна в тени светиться”, для настроений конца века утратило значение.
Напротив, во всех слоях общества нарастала жажда высказать себя до конца, докопаться до сути человеческих отношений, по возможности полнее разобраться и в переливах любовных чувств, и в перепадах страсти. По духу наиболее характерных для поэтессы строф, их всегда блистательному, многоцветному “оперению”, их чувственной насыщенности, ближе всего Лохвицкой творчество К. Бальмонта. Это отмечала уже критика 90 – хгодов. Первый сборник поэтессы вышел в 1896 году. За него в следующем году М. Лохвицкая награждена почетной академической премией имени А. С. Пушкина, избрана в Общество любителей


российской словесности.
Ведущий рецензент, готовивший отзыв по случаю выдвижения на Пушкинскую премию, А. А Голенищев – Кутузов писал: “.Однообразие и ограниченность содержания в поэзии г-жи Лохвицкой в значительной мере искупается той виртуозной игрой образов, звуков и красок, которая невольно увлекает читателя и не дает ему заметить, что в сущности он перечитывает под разными видами одну и ту же старую сказку”. Но против премии рецензент не возражал. Она вручена заслуженно. Однако, в отклике на раннюю смерть М. Лохвицкой в 1905 году В. Брюсов говорил: “Для будущей “Антологии русской поэзии” можно будет выбрать у Лохвицкой стихотворений 10-15, истинно безупречных”. В сонетах Лохвицкой любовь и красота занимают центральное место, но они отходят от строгих канонов.
Некоторые критики видели в них “измельчание поэзии” и гражданского духа. Лохвицкая выпустила пять сборников. Ее считали по тем временам безнравственной, а она с удивлением спрашивала: Я не знаю зачем упрекают меня, Что в сознаньях моих слишком много огня. В любовной лирике Лохвицкой звучат все оттенки древнейшей и вечно молодой темы любви – от едва уловимого его зарождения до бурных проявлений и “памяти сердца”. Что же оказалось современникам столь шокирующим? Да совершенно невинные по теперешним временам признания:
И, голову с мольбой на грудь твою склонив,
Изнемогаю я от счастия и муки.
И силы падают. и холодеют руки.
И страсти бешеной я чувствую прилив!
Может быть, особенное неприятие вызывала ее отнюдь не некрасовская трагическая муза. Одна из немногих, она не ослепляла себя видениями из снов Веры Павловны, а ясно прозревала грядущий ужас. Я – откровений тайных жрица. И мир – пустыня для меня, Где стонут жертвы и убийца, Где страждущих белеют лица В геене крови и огня. Мирра Лохвицкая была самой энергичной и яркой поэтессой XIX века.
Современникам мало известно творчество Софии Парнок (1885-1933). Из двух с полови



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Text stylistic.
Сейчас вы читаете: Русская “женская” поэзия