Идеал свободного и независимого образа в романе “Евгений Онегин”

В романе “Евгений Онегин” Пушкин развивает несколько сюжетных линий, которые проходят на фоне жизни России начала 19 в, в которой читателю благодаря искусству автора, все ясно, понятно и узнаваемо. Знаменитый критик XIX в В. Г. Белинский назвал роман Пушкина “энциклопедией русской жизни”. Это определение изумительно верно, ведь поэт находит самые убедительные слова и картина русской действительности, как живая, открывается перед нами.
Действительно, прочтя лишь первые 20 глав “Евгения Онегина” мы уже знаем необычайно много

из жизни людей той эпохи: как воспитывали молодых дворян, где они гуляли в детстве, куда ездили развлекаться, когда становились взрослей, что было важно для молодых дворян, что ели и что пили; что было модно смотреть в театре, для чего люди ходили в театр. На страницах романа можно найти даже такие подробности из жизни России 19 в. как особенности экспорта и импорта (“за лес и сало” и пеньку ввозили предметы роскоши: “Янтарь на трубах Цареграда, Фарфор и бронза. Духи в граненом хрустале” и многое другое “для забав, для неги модной”).
Однако глупо было бы думать, что этим и ограничивается “ЕО” как роман
– энциклопедия. Ведь роман был написан скорее для соотечественников Пушкина, чем для нас, его потомков через 200 лет, и вряд ли ему хотелось нам показать жизнь России начала 18 столетия (действия романа происходят 1819- 1825 гг.). Скорее приходит на ум, когда читаешь роман, что Пушкин хотел показать с новой стороны те события и явления жизни, которые были свойственны русскому дворянству и народу в те годы.
На протяжении романа и в лирических отступлениях показаны все слои русского общества: высший свет Петербурга, дворянская Москва, поместное дворянство, крестьянство. Как же Пушкин преподносит нам, читателям эти слои?
Высший свет Петербурга выступает на первый план в начале романа, в первой главе, а также в последней VIII главе романа. Прежде всего, бросается в глаза авторское отношение к высшему свету Петербурга – саркастическая насмешка над их жизнью и поведением. Например, про воспитание Евгения:
– Он по-французски совершенно
– Мог изъясняться и писал;
– Легко мазурку танцевал
– И кланялся непринужденно;
– Чего ж вам больше? Свет решил,
– Что он умен и очень мил.
Сразу видно, что для света ничего кроме хороших манер не требуется и для того, чтобы иметь успех, надо лишь уметь кланяться “непринужденно”. Или такая деталь, как разговор светских дам:
– . Но вообще их разговор
– Несносный, хоть невинный вздор;
– К тому ж они так непорочны,
– Так величавы, так умны,
– Так благочестия полны,
– Так осмотрительны, точны,
– Так неприступны для мужчин,
– Что вид их уж рождает сплин.
Однако под этой насмешкой невольно (скорее даже специально) видно авторская грусть и неприятие подобным положением дел. И уже не удивительным становится признание “довольно скучен высший тон”.
Далее в серединных главах перед нами предстает поместное дворянство и жизнь деревенской России (о том, что современная ему Россия деревенская подчеркивается также игрой слов в эпиграфе ко второй главе). Когда начинаешь рассматривать помещиков, показанных Пушкиным, то невольно в голову приходит сравнение с Гоголевскими помещиками из “Мертвых душ” (особенно на эту мысль наводит описание сна Татьяны и ее именин):
– С сво


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Методика формирования ученического коллектива.
Сейчас вы читаете: Идеал свободного и независимого образа в романе “Евгений Онегин”