Главная тема поэмы Пушкина “Скупой рыцарь”

Тема “Скупого рыцаря” – страшная власть денег, того “злата”, копить которое еще в 1824 году в пушкинском “Разговоре книгопродавца с поэтом” призывал людей “железного века”, “века-торгаша” трезвый буржуа-купец. В монологе барона Филиппа, этого рыцаря-ростовщика, перед своими сундуками Пушкин рисует глубоко бесчеловечный характер “непосредственного возникновения капитала” – первоначального накопления груд “злата”, сравниваемых скупым рыцарем с “гордым холмом” некоего древнего царя, который велел своим воинам “снести земли по горсти в кучу”: – (Смотрит на свое золото.) – Кажется не много, – А скольких человеческих забот, – Обманов, слез, молений и проклятий – Оно тяжеловесный представитель! – Тут есть дублон старинный. вот он. – Нынче Вдова мне отдала его, но прежде – С тремя детьми полдня перед окном – Она стояла на коленях воя. – Шел дождь, и перестал, и вновь пошел, – Притворщица не трогалась; – я мог бы Ее прогнать, но что-то мне шептало, – Что мужнин долг она мне принесла, – И не захочет завтра быть в тюрьме. – А этот? этот мне принес Тибо – Где было взять ему ленивцу, плуту? – Украл, конечно; или, может быть, – Там на большой дороге, ночью, в роще. – Да! если бы все слезы, кровь и пот, – Пролитые за все, что здесь хранится, – Из недр земных все выступили вдруг, – То был бы вновь потоп – я захлебнулся б – В моих подвалах верных. Слезы, кровь и пот – вот тс основы, на которых строится мир “злата”, мир “века-торгаша”. И недаром барон Филипп, в котором “злато” подавило и изуродовало его’ человеческую природу, простые и естественные движения сердца – жалость, сочувствие к страданиям других людей,- сравнивает ощущение, которое охватывает его, когда он отпирает свой сундук, с садистическими ощущениями извращенного убийцы: – .сердце мне теснит – Какое-то неведомое чувство. – Нас уверяют медики: есть люди, – В убийстве находящие приятность. – Когда я ключ в замок влагаю, то же – Я чувствую, что чувствовать должны – Они, вонзая в жертву нож: приятно – И страшно вместе. Создавая образ своего “скупого рыцаря”, давая яркую картину его переживаний, показывает Пушкин и основные черты, особенности денег – капитала, все то, что несет он с собой людям, вносит в человеческие отношения. Деньги, злато для барона Филиппа – это, говоря словами Белинского, предмет сверхобладания, источник высшей власти и могущества: – Что не подвластно мне? как некий Демон – Отселе править миром я могу; – Лишь захочу – воздвигнутся чертоги; – В великолепные мои сады – Сбегутся Нимфы резвою толпою; – И музы дань свою мне принесут, – И вольный гений мне поработится, – И добродетель и бессонный труд – Смиренно будут ждать моей награды. Здесь своеобразная фигура пушкинского рыцаря-ростовщика приобретает гигантские размеры и очертания, вырастает в зловещий, демонический прообраз грядущего капитализма с его беспредельной алчностью и ненасытными вожделениями, с его безумными мечтами о мировом господстве. Ярким примером срывания такой сверхвласти денег, является тот же “скупой рыцарь”. Совершенно одинокий, уединившийся от всего и всех в свой подвал со златом, барон Филипп смотрит на родного сына – единственного человека, кровно близкого ему на земле, как на своего злейшего врага, потенциального убийцу (сын и в самом деле ждет не дождется его смерти) и вора: расточит, пустит по ветру после его смерти все самоотверженно накопленные им богатства. Кульминации это достигает в сцене вызова отцом сына на дуэль и радостной готовности, с какой “поспешно подымает” последний брошенную ему перчатку. Маркс отмечал, между прочим, особые эстетические свойства так называемых “благородных металлов” – серебра и золота: “Они являются в известной степени самородным светом, добытым из подземного мира, так как серебро отражает все световые лучи в их первоначальном смешении, а золото отражает цвет наивысшего напряжения, красный. Чувство же цвета является популярнейшей формой эстетического чувства вообще”1. Барон Филипп Пушкина – мы знаем – своего рода поэт страсти, которой он охвачен. Злато доставляет ему не только интеллектуальное (мысль о своем всевластии, всемогуществе: “Мне все послушно, я же – ничему”), но и чисто чувственное наслаждение, и именно своим “пиром” для очей – цветом, блеском, сверканием: – Хочу себе сегодня пир устроить: – Зажгу свечу пред каждым сундуком, – И все их отопру, и стану сам – Средь них глядеть на блещущие груды. – (Зажигает свечу и отпирает сундуки один за другим.) – Я царствую!. – Какой волшебный блеск! Очень выразительно показано Пушкиным в образе “скупого рыцаря” и еще одно следствие, закономерно вытекающее
из свойственной капиталистическому ка-: коплению “проклятой жажды золота”. Деньги, как средство, для человека, одержимого проклятой жаждой, золота, превращаются в самоцель, страсть к обогащению становится скупостью. Деньги, как “индивид всеобщего богатства”, дают их обладателю “всеобщее господство над обществом, над всем миром наслаждений, труда. Это то же самое, как если бы, например, находка какого-либо камня давала мне, совершенно независимо от моей индивидуальности, владение всеми науками. Обладание деньгами ставит меня в отношении богатства (общественного) в совершенно то же отношение, в какое меня поставило бы обладание философским камнем в отношении наук.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Stylistics aim.
Сейчас вы читаете: Главная тема поэмы Пушкина “Скупой рыцарь”