Идеологические противоречия Петрарки

Петрарка начал писать итальянские стихи уже в ранней молодости. Подобно своим предшественникам, провансальским и итальянским, включая Данте, он разрабатывал по преимуществу жанр любовной лирики. Свою возлюбленную Петрарка называл Лаурой и сообщил о ней только то, что впервые увидел ее 6 апреля 1327 г. и что ровно через 21 год она скончалась. После смерти Лауры Петрарка воспевал ее еще десять лет и в дальнейшем разделил сборник посвященных ей стихов, обычно называемый “Канцоньере” (“Сапхотеге” т. е. “Книга песен”), на две части, озаглавленные

“При жизни мадонны Лауры” и “После смерти мадонны Лауры”. Состав “Канцоньере” несколько расходится с названием сборника, канцоны составляют далеко не самую значительную его часть, уступая первое место сонетам, из которых главным образом и состоит “Канцоньере”. Помимо 317 сонетов и 29 канцон, в сборнике имеются также образцы других лирических жанров – секстин, баллад, мадригалов. Кроме любовных стихотворений в сборник были включены также сонеты и канцоны философского и политического содержания. Среди последних особенно знамениты канцоны “Моя Италия” и “Высокий дух”, а также
три антиватиканских сонета (136, 137 и 138), содержащих острейшее обличение папского двора и царившей там чудовищной распущенности.
Имя “Лаура” казалось многим биографам Петрарки вымышленным, под каким трубадуры любили скрывать имена своих дам. Оно было удобно ввиду его созвучия со словом “лавр” (Ьаига – 1аиго), символом славы. Петрарка постоянно играет этими словами, утверждая, что любовь к Лауре приносит ему лавры, иногда даже называя свою возлюбленную лавром.
Биографам Петрарки удалось собрать о его возлюбленной небольшое количество биографических данных. Установлено, что Лаура родилась около 1307 г. в знатной авиньонской семье Нов, в 1325 г. она вышла замуж за местного дворянина Гюга де Сад, стала матерью 11 детей и скончалась в чумный, 1348-й год. Замужнее положение Лауры не противоречит ее образу в стихах Петрарки: поэт изображал ее женщиной, а не девушкой, что опиралось на старую традицию куртуазной лирики. В стихотворениях Петрарки нет намека не только на ответное чувство Лауры к поэту, но даже на близкое знакомство с нею.
До нас дошли далеко не все стихи Петрарки в честь Лауры, ибо поэт уничтожил свои ранние опыты, в которых он еще недостаточно овладел поэтическим мастерством. Первое из дошедших до нас стихотворений Петрарки (канцона 1) не старше 1330 г. Оно написано в манере провансальских трубадуров, песни которых еще были живы в Авиньоне. Петрарка далек здесь от присущей итальянским поэтам “сладостного нового стиля” спиритуализации любви, ее превращения в символ добродетели, в отражение “божественного блага”. Любовь (Атоге) здесь – властная сила, берущая себе в союзницы возлюбленную поэта, они обращают поэта в вечнозеленый лавр. Отзвуки поэзии трубадуров сочетаются в ранней лирике Петрарки с реминисценциями из римских поэтов, главным образом из Овидия.
Поэтические аллегории, олицетворения, мифологические параллели остаются в поэзии Петрарки и дальше. Но они не мешают поэту стремиться к тому, чтобы говорить о своем чувстве без всяких философских абстракций. Правда, Петрарка не смог избежать влияния лирики Данте и его школы. Подобно Данте, он изображает свою возлюбленную образцом добродетели, делает ее средоточием всех совершенств, утверждает очищающее и облагораживающее воздействие ее красоты. Но в то же время он не отождествляет красоту с добродетелью, не превращает Лауру в некий бесплотный символ. Несмотря на идеально-платоническую окраску любви Петрарки, его Лаура не теряет своих реальных очертаний и сам поэт не свободен от чувственного влечения к ней. Она остается прежде всего прекрасной женщиной, которой поэт любуется, находя все новые краски для описания ее красоты, фиксируя то своеобразное и неповторимое, что имеется в данной ее позе, в данной ситуации. Петрарка описывает локоны Лауры, ее глаза, ее слезы (о слезах Лауры написано четыре сонета); он рисует Лауру в лодке или в коляске, на лугу под деревом, показывает ее осыпаемой дождем цветов.
Но любование прекрасной моделью не имеет у Петрарки самодовлеющего характера. Описание красоты Лауры – только повод для выражения переживаний влюбленного в нее поэта. Лаура остается всегда суровой повелительницей; любовь поэта к ней безнадежна, она питается только грезами, заставляет его желать смерти и искать облегчения в слезах. Жалобы Петрарки на свою горькую участь лишены однообразия, потому что он находит бесконечные вариации для передачи одних и тех же переживаний.
Эти переживания, “порывы скорбного сердца”, составляют основное поэтическое содержание “Канцоньере”. Подобно трактату “О презрении к миру”, книга стихов Петрарки вскрывает его душевные противоречия; она рисует мучительное раздвоение поэта между возвышенным платонизмом и чувственной земной любовью, греховность которой он сознает. Петрарка мастерски изображает борьбу с этим чувством, тщетное стремление подавить его, бессилие отказаться от него. Он говорит: “С одной стороны, меня уязвляют стыд и скорбь, влекущие меня назад, а с другой стороны, меня не отпускает страсть, которая в силу привычки так усилилась во мне, что дерзает спорить с самой смертью”. Идеологический конфликт, владеющий сознанием Петрарки сообщает драматизм его любовной лирике; он рождает динамику образов и настроений, нарастающих, сталкивающихся, переходящих в собственную противоположность. Внутренняя борьба Петрарки завершается сознанием неразрешимости конфликта. Он ощущает раздвоенность и ущербность своей психики, фиксируя ее в знаменитых словах: “Ни да, ни нет полностью не звучат в моем сердце”. Невозможность подавить свое “греховное” чувство вызывает горестное восклицание Петрарки: “И вижу я лучшее, но склоняюсь к худшему!”
Во второй части “Канцоньере”, посвященной умершей Лауре, жалобы на суровость возлюбленной сменяются скорбью об ее утрате. Образ возлюбленной освящается в воспоминаниях; он становится более живым и трогательным. Лаура сбрасывает с себя обличье суровой мадонны, восходящее еще к лирике трубадуров. Она шепчет утешения поэту, дает ему советы, осушает слезы, присев на край его ложа, и внимательно выслушивает историю его сердечных мук. Подобно Данте, Петрарка превращает свою умершую возлюбленную в святую. При этом, находясь в райской обители, Лаура все время думает о нем и оборачивается назад, стремясь убедиться, что поэт следует за ней. После смерти Лауры кончается страстная борьба поэта против своего чувства, потому что оно теряет земной характер. Однако и здесь временами возникают у Петрарки сомнения в допустимости любви к “святой” Лауре, услаждающейся лицезрением бога. “Канцоньере” заканчивается канцоной, обращенной к деве Марии,- поэт просит ее вымолить для него прощение у бога за любовь, от которой он не в силах отказаться.
Но Петрарка не остановился на “Канцоньере”, этой симфонии страдающего от внутреннего разлада сердца. Продолжая стремиться к примирению противоречий в своем сознании, поэт в конце жизни возвращается к старой культурной и поэтической традиции. Он обращается от “низменного” жанра любовной лирики к “высокому” жанру аллегорической поэмы-видения в манере Данте и его школы. В 1352 г. он начинает поэму в терцинах “Триумфы”, над которой работал еще в год своей смерти. Петрарка показывает здесь, что в жизни над человеком торжествует Любовь, от которой его освобождает Целомудрие; над Целомудрием торжествует Смерть, над нею – Слава, над Славой – Время, над Временем – Вечность. Соответственно этому поэма распадается на шесть “триумфов”, построенных по старой схеме “видений”. По примеру Данте Петрарка пытается связать апофеоз Лауры с изображением судеб человечества, для чего вводит в поэму большое количество исторического и легендарного материала. Но для итальянского общества второй половины XIV в. такая ученая аллегорическая поэзия была пройденным этапом, и искомого Петраркой синтеза не получилось.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Основные характеристики компьютера.
Сейчас вы читаете: Идеологические противоречия Петрарки