Изображение фантастики в цикле “Вечера накануне Ивана Купала”

Изображение фантастики в юмористическом плане дано в “Пропавшей грамоте”. И в этой повести писатель ярко воссоздает живые черты бытовой обстановки. “На ту пору была там ярмарка: народу высыпало по улицам столько, что в глазах рябело. Но так как было рано, то все еще дремало, протянувшись на земле. Возле коровы лежал гуляка-парубок с покрасневшим, как снегирь, носом; подало, храпела, сидя, перекупка кремнями, синькою, дробью и бубликами; под телегою лежал цыган; на возу с рыбой чумак; па самой дороге раскинул ноги бородач-москаль с поясами

и рукавицами”.
Переход от изображения быта к фантастике заключает в себе обыденную, прозаическую мотивировку, да и само изображение “необыкновенного” также насыщено бытовыми деталями. Герой повести-человек смелый, казацкого размаха,- попадая в ад в поисках пропавшей грамоты, видит сборище чудовищных, уродливых существ. “Ведьм такая гибель, как случается иногда па Рождество выпадает снегу: разряжены, размазаны, словно панночки на ярмарке. И все, сколько ни было их там, как хмельные, отплясывали какого-то чертовского трепака. Пыль подняли боже упаси какую! На деда, несмотря на страх весь, смех напал, когда
увидел, как черти с собачьими мордами, на немецких ножках, вертя хвостами, увивались около ведьм, будто парни около красных девушек; а музыканты тузили себя в щеки кулаками, словно в бубны, и свистали носами, как в валторны”. И здесь юмор тесно связан с “обытовлением” фантастики.
Воплощая благородные черты героев, отражая мир глубоких, ярких порывов и чувств, Гоголь в отрицательном свете изображает корысть, жадное стремление к богатству. Тема жажды богатства отчетливо выступает в “Заколдованном месте”. Герой повести занят поисками чудесного клада, который, как ему кажется, он и нашел благодаря “участию” фантастических сил. Уверенный в том, что им добыты несметные богатства, герой заявляет: “Ну, хлопцы, будет вам теперь на бублики! Будете, собачьи дети, ходить в золотых жупанах! Посмотрите-ка, посмотрите сюда, что я вам принес!” сказал дед и открыл котел. Что ж бы, вы думали, такое там было? Ну, по малой мере, подумавши хорошенько, а? золото? вот то-то, что не золото: сор, дрязг. стыдно сказать, что такое. Плюнул дед, кинул котел, и руки после того вымыл. И с той поры заклял дед и нас верить когда-либо черту”. “Чудесное” развенчивается в “Заколдованном месте” так же, как и в других новеллах, раскрытием его в комическом плане. Однако не во всех повестях “Вечеров” загадочное показано в юмористическом освещении. Иногда таинственное предстает здесь как источник драматических поворотов в. жизни человека, становясь синонимом ужасного, трагического. В таком именно плане развернуты фантастические образы и в “Вечере накануне Ивана Купала”, и в “Страшной мести”.
В основу “Вечера накануне Ивана Купала” легла тема власти денег, их губительного влияния на человеческие отношения. Тема эта развивается в повествовании о герое, который подчинился воздействию темных, сверхъестественных сил. Желая достать деньги для того, чтобы преодолеть препятствия к женитьбе па любимой девушке, Петрусь Безродный воспользовался помощью Басаврюка. “Полно горевать тебе, козак!” загремело что-то басом над ним. Оглянулся: Басаврюк! У! какая образина! Волосы – щетина, очи – как у вола! “Знаю, чего недостает тебе: вот чего!” Тут брякнул он с бесовскою усмешкою кожаным, висевшим у него возле пояса кошельком. Вздрогнул Петро. “Ге, ге, ге! да как горит!” заревел он, пересылая на руку червонцы. “Ге, ге, ге! да как звенит! А ведь и дела только одного потребую за целую гору таких цяцек”. – “Дьявол! – закричал Петро.- Давай его, на все готов!”
Приобретает деньги Петрусь Безродный ценой убийства маленького брата своей возлюбленной. “Нет, не видать тебе золота, покамест не достанешь крови человеческой!” Несметное богатство, добытое героем, не приносит ему счастья. “Начали жить Пидорка да Петрусь, словно пан с паную. Веет вдоволь, иге блестит. Однако же добрые люди качали слегка головами, глядя па житье их. “От черта не будет добра”, поговаривали все в один голос. Ведь, в самом деле, не прошло месяца, Петруся никто узнать не мог. Сидит на одном месте, и хоть бы слово с кем. Все думает и как будто бы хочет что-то припомнить”. Точно так же, как неожиданным и загадочным было обогащение Петруся, так неожиданной и загадочной была страшная гибель его.
В отличие от других повестей цикла, в которых выявляется торжество героя, а фантастика освещена юмором, в “Вечере накануне Пиана Купала” загадочное выступает в качестве того начала, которое оказывает свое сокрушительное влияние па жизненное поведение человека, его судьбу. И в этой повести Гоголь пользовался материалом народных легенд, но тут он отходил от глубокого и проникновенного восприятия духа народного творчества, столь ярко проявившегося в других его произведениях. Живое и увлекательное изображение народных героев уступает место в “Вечере накануне Ивана Купала” ирреальной символике. При всем том во многих местах повести мы видим силу кисти замечательного художника – таково описание отношений Петруся и Пидорки, Петруся и Коржа, картина свадьбы, насыщенная богатством красок, живописных деталей.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Жанр описывающий историю радонежского.
Сейчас вы читаете: Изображение фантастики в цикле “Вечера накануне Ивана Купала”