Противостояние художника и филистера основной конфликт сказки “Крошка Цахес”

По словам критика В. Белинского, романтизм – “это тайный грунт души и сердца, откуда поднимаются все неопределенные стремления к лучшему и возвышенному, стараясь находить себе удовлетворение в идеалах, которые создаются фантазией”. В самом деле, в литературе романтизма всегда существует идеал, который имеет место рядом с реальностью. Поэтому по обыкновению говорят о романтических “двух мирах” – мир реальный, действительный, и мир идеальный, фантастический. Романтики делали ударение на первичности идеала, мечты. Второй, идеальный мир, мир мечтаний автора-романтика, существует параллельно с миром повседневного и будничного. Он приобретает форму фантастики и сказки. “Все поэтическое, – утверждает Новалис, – должно быть сказочным”. Чуть ли не наиболее наглядное представление о романтических двух мирах дают произведения Эрнста Теодора Амадея Гофмана, в большинстве из которых сосуществуют мир реальный с миром фантастическим.
Характерно, что Гофман, в отличие от многих других писателей-романтиков, не переносит действие своих произведений в экзотические страны или давние времена. Самые фантастические события происходят на фоне современной автору Германии. Гофмановский герой способен вести “двойную” жизнь: он существует и в сером повседневном мире и в мире прекрасной сказки. Причем таким героем является настоящий

романтик, мечтатель, хотя и изображенный писателем с немалой долей иронии (Бальтазар в “Крошке Цахесе.”).
Мир реальный, будничный, прозаический является миром филистеров, самоудовлетворенных людей со “здравым смыслом”. Мир романтический открыт для “энтузиастов”, фантазеров, истинных музыкантов: Гофман, как известно, разделял человечество на две части – “музыкантов” и “не музыкантов”. Музыкант – романтик, он не удовлетворен жестокими законами реальности и старается убежать от них в выдуманное романтическое королевство, мир иллюзий. Два параллельных мира, материальный и духовный, в произведениях Гофмана могут перекрещиваться, не замечать друг друга, но всегда существует трагическое, хотя и иронически осмысленное разногласие между миром таланта и фантазии и миром бездуховности и ограниченности. Не воспринятый современниками, Гофман оказался на уровне пророка через несколько десятилетий после смерти.
Своим учителем считали Гофмана Эдгар По, Оноре де Бальзак, Федор Достоевский, Александр Блок, Франц Кафка и много других художников.
Гротеск (химерический, необыкновенный, от итал. – грот, пещера) – максимально возможное преувеличение, основанное на нарочитом преобразовании действительности с помощью фантазии. Ирония (гр. – представление, скрытая насмешка, насмешка, сарказм). Стилистическое средство, когда слову или обороту придается обратный смысл с целью насмешки. Художественный троп, который выражает насмешливо-критическое отношение художника к предмету изображения. Романтизм часто прибегает к смешному, юмористическому. Своеобразным явлением поэтики романтизма становится так называемая “романтическая ирония”. Ирония как разновидность юмора призвана быть наиболее действенным элементом романтического искусства. Она пронизывает произведения практически всех выдающихся романтиков.
Романтическая ирония подчеркивает относительность любых ограничений и условностей разных аспектов жизни.
Другим средством романтического познания Вселенной становится гротеск. Он рассматривается романтиками как один из основных приемов изображения. Виктор Гюго называет гротеск “красотой, который оттенен уродливостью”. Он же видел в этом приеме черты, которые отличают именно новую романтическую поэзию. Гротеск, который широко используется в творчестве Гюго, Гофмана, Тика, Байрона, с одной стороны, “создает безобразное и ужасное, с другой – комическое и шутовское”, как делает замечание автор “Предисловия” к “Кромвелю”. Наряду с гротеском романтизм прибегает и к другим формам условной образности. Ведь художник-романтик не воссоздает действительность, а превращает, “романтизирует” ее, по выражению того же Гюго, “с помощью своего воображения”.
И этот новый условный мир для романтика является более прекрасным и истинным, чем реальный. Вспомните, метафора – это переносный смысл слова, основанный на уподоблении одного предмета или явления другому за похожестью или контрасту. Разновидностями метафоры являются олицетворения – уподобления живому существу и овеществление – уподобление предмету. Сатира – от комического, которое наиболее беспощадно высмеивает человеческое несовершенство. Сатира выражает резко отрицательное отношение автора к изображаемому, призвана высмеивать выведенный характер или явление.
Сатира у Гофмана – средство борьбы с невыносимыми для него разногласиями жизни. Нужно подчеркнуть, что в творчестве Гофмана, которое будто подводит итог романтическому восприятию действительности, отношения человека с внешним миром намного глубже и более сложные, здесь преодолевается ранний романтический культ субъективизма и индивидуализма. Величие человека заключается для Гофмана в общении с реальным внешним миром, который создает его. Вне этого общения Гофман не признает ни единой иронии.
Поэтому романтическая ирония Гофмана основана на понимании ценности и значении двух миров – мира человеческого духа и внешнего мира. Уже в его ранних произведениях (“Фантазии в манере Калло”, “Ночные рассказы”) нашла свое отображение эта новая для романтической эстетики тенденция – передача жизни в пестроте духовных и материальных сил, когда духовное приобретает формы материального и наоборот, когда происходит их постоянное смешивание. В творчестве Гофмана, в отличие от ранних романтиков, ирония часто имеет критическую, ядовито саркастическую окраску. Именно этот вид романтической иронии был воспринят и развит Гейне.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Телеграфный стиль хемингуэя.
Сейчас вы читаете: Противостояние художника и филистера основной конфликт сказки “Крошка Цахес”