Художественная литература для него — одна из форм общественного самосознания, действенное средство нравственного и эстетического воспитания. Искусство Белинский постоянно связывал с современностью, с задачами борьбы против несправедливых общественных отношений. Он писал: «Отнимать у искусства право служить общественным интересам — значит не возвышать, а унижать его, потому что это значит — лишать его самой живой силы, т. е. мысли».
Теоретические суждения Белинского по многим вопросам и сегодня не потеряли живого актуального значения. Он создал ту концепцию реализма, которая в своих основных чертах оказалась справедливой для последующего развития русской литературы. Эта концепция была неотделима у Белинского от идеи народности литературы. Он был убежден, что «если изображение жизни верно, то и народно». Еще в статье о Гоголе 1835 г. Белинский прямо утверждал, что народность есть не достоинство, а необходимое условие истинно художественного произведения. По глубокому убеждению критика, подлинная народность заключается в постановке проблем большого общественного значения, в отражении прежде всего не внешнего, а внутреннего, духовного своеобразия народа, его субстанции, как писал Белинский, в верном воспроизведении существенных, типических черт действительности. Вместе с тем Белинский никогда не смешивал народность с простонародностью, с преимущественным интересом к мелочным, этнографическим подробностям народной жизни. Он вполне был согласен с Гоголем, который сказал, что «истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа» («Несколько слов о Пушкине»). Именно поэтому...

Белинский решительно выступал против космополитических теорий, в соответствии с которыми национальность будто бы «происходит от чисто внешних влияний и выражает собою все, что есть в народе неподвижного, грубого, ограниченного, неразумного и диаметрально противопоставляется всему человеческому».
В литературе и литературной критике 20-30-х годов понятия национальность и народность часто употреблялись как синонимы. Даже в статьях о Пушкине Белинский не всегда дифференцировал эти понятия. Долгое время критик полагал, что «русский поэт может себя показать истинно национальным поэтом, только изображая в своих произведениях жизнь образованных сословий.», что для звания великого поэта мало умения «схватывать резкие оттенки только грубой простонародной жизни.». Однако во второй половине 40-х годов Белинский во многом уточняет свою позицию. Защищая принципы «натуральной школы», он приходит к выводу, что прежде всего в народе, в крестьянстве отражаются лучшие национальные черты. Поэтому он считал несомненным достоинством «натуральной школы» то, что «от высших идеалов человеческой природы и жизни она обратилась к так называемой «толпе», исключительно избрала ее своим героем.», что и позволило литературе стать «вполне национальною, русскою, оригинальною и самобытною.».
В системе эстетических воззрений Белинского важное место занимает принцип историзма. Он заключается в раскрытии многогранных связей литературы с жизнью, которая, как писал Белинский, «всегда выше искусства, потому что искусство есть только одно из бесчисленных проявлений жизни». Вот почему в критических статьях 40-х годов Белинский стремился рассматривать про



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Белинский — основоположник русской эстетики и литературной критики