Проблема человека и власти в прозе А. И. Солженицына

Проблема человека и власти, проблема преступления власти против личности становится в Советской России актуальной уже в 20-е гт. XX в. — в годы, когда государство явно и ярко приобретает черты тоталитарного государства. Проблема русского национального характера в контексте тра­гической эпохи стала сквозной темой отечественной литературы XX в. Ее исследуют Андрей Платонов, Михаил Шолохов, Михаил Булгаков, Вла­димир Дудинцев, Анатолий Рыбаков, Александр Солженицын.
В 1962 г. в журнале «Новый мир» была напечатана повесть Алексан­дра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича», которая бук­вально потрясла советскую читающую публику. После опубликования повес­ти двести двадцать семь заключенных прислали А. И. Солженицыну письма, в которых свидетельствовали о преступлениях сталинского режима против личности. В повести остро поставлена проблема человека и власти в тота­литарном советском государстве периода культа личности Сталина. Свое­образно раскрытие «лагерной» темы в повести. Повесть создана на основе автобиографического материала, события в ней показаны глазами человека «оттуда». По словам А. Т. Твардовского, бывшего в то время главным ре­дактором «Нового мира», повесть — «документ искусства».
Иван Денисович Шухов, герой повести, из тысяч тех людей, которые были репрессированы безвинно. Иван Денисович воевал на фронтах Ве­ликой Отечественной войны, отстаивая «великое счастье свободы», был в окружении, в фашистском плену, совершил побег из лагеря. Оказавшись среди своих, обо всем чистосердечно рассказывает и, обвиненный в шпиона­же, оказывается вновь в лагере, теперь уже советском. Логика обвинения, осуждения и заключения была проста: попал в плен — значит предатель, вернулся — значит шпионить.
История Ивана Денисовича, получившего приговор в 10 лет лагерей, испытывающего унижения и тяготы невыносимо тяжелого физического тру­да, — обычная история человека того времени, омраченного преступления­ми против личности. Иван Денисович — крестьянин, он научился выжи­вать в тех условиях, в которых оказался. Он приспосабливается к жизни в лагере, но в душе противопоставляет себя «им», власти, являя нравствен­ную прочность и устойчивость в трясине лагерной жизни. Иван Денисо­вич не протестует, не верит в будущее, у него нет надежды на возвращение из лагеря. Шухов не думает о завтрашнем дне — «отвык» думать.
Солженицын повествует о том, что цель власти, разработавшей систе­му наказаний и унижений, — сломить человека, заставить его забыть свое человеческое достоинство. «Великое счастье свободы» которое отстоял со­ветский человек в Великой Отечественной войне, было «омрачаемо преступ­лениями против личности». Власти нужны были бездумные, бессловесные, покорно подчиняющиеся рабы с первобытными низменными инстинкта­ми, а не мыслящие люди. Тех, кто сохранил в себе человеческое достоинст­во, нравственные законы, власть стремится оттолкнуть за предел челове­ческого существования, в котором человек беззаконен. Жесточайшие усло­вия, изнурительный тяжелый труд, жесткое регламентирование всех сторон жизни — все это быстро выбивало людей из привычного самосознания. Несломленных ломают, как, например, морского офицера Буйновского, для которого святы принципы и справедливость Советской власти. Ломают, как бывшего начальника Фетюкова
Власть враждебна человеку — это

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...