Жизнь коротка, искусство вечно



“Жизнь коротка, искусство вечно”, – так говорили древние римляне. Это выражение означает, что ценности, воплощенные в произведениях искусства, вечны и не теряют своей значимости. Глядя на великие архитектурные сооружения прошлого, убеждаешься в том, что это изречение абсолютно верно. Но как быть с произведениями словесного искусства?
Английский прозаик и драматург Уильям Сомерсет Моэм как – то заметил, что вечность любого литературного произведения измеряется несколькими столетиями. К примеру, среднего современного читателя сложно заставить прочесть замечательный, полный злой сатиры и терпкого юмора роман Франсуа Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”, который всего несколько столетий назад был бестселлером, как “Гарри Поттер” сейчас. Впрочем, не стоит ходить за такими далекими примерами. Роман “Евгений Онегин”, бывший суперпопулярным в первой четверти XIX века, сегодня превратился в учебный материал для уроков литературы, и немногие взрослые перечитывают его. Что же, выходит, произведения литературы стареют быстрее, чем древние храмы и статуи?
Секрет недолговечности литературных произведений в том, что материал, из которого они созданы, недолговечен, а точнее, изменчив. Язык меняется стремительно, вбирая в себя новые слова и избавляясь от старых. Тот же процесс овладения новым и отказа от старого происходит и в


сознании читателя. Но при этом нельзя считать абсолютными подобные “устаревание” и “обновление”, ведь существуют литературные произведения, которые не потеряют своей ценности еще много веков.
“Вечные образы” в художественной литературе немногочисленны. Назовем шекспировских Макбета и Гамлета, Дон Кихота Сервентеса, гетевского Фауста. А по – настоящему “вечных тем” и того меньше: любовь, смерть, подвиг во имя человечества – вот, пожалуй, и все.
Произведениям, в которых нашли отражение “вечные темы”, суждена долгая жизнь. Они продолжают будоражить умы, находят все новые и новые воплощения в драматургии, изобразительном искусстве, музыке. Вспомним вехи на пути “вечных” литературных произведений.
Гравюры Гюстава Доре, иллюстрирующие “Божественную комедию” Данте Алигьери.
Опера “Фауст” Шарля Гуно, где использован тот же сюжет, что и в гетевском “Фаусте”.
Балет “Дон Кихот” Людвига Минкуса, поставленный по мотивам одноименного романа Сервантеса.
Постановка шескпировского “Гамлета” театром Мейерхольда, а также экранизация знаменитой трагедии русским режиссером Козинцевым.
И это лишь немногие примеры того, как мастера искусств осваивают наследие литературы прошлого.
Видимо, преемственность и есть то, что делает литературные произведения вечными. Изменяется язык художественной литературы, литераторы каждой эпохи привносят в прозу, драматургию и поэзию что – то свое, однако остаются вечными темы и образы, рожденные гением великих мастеров прошлого.
Выходит, “вечные” темы и образы уже всесторонне разработаны? Неужели сегодня не создаются произведения, которые со временем станут классикой, войдут в “золотой фонд” мировой культуры? На самом деле, “вечные темы” вечны уже потому, что них не существует времени. И сегодня создаются литературные произведения, заслуживающие того, чтобы остаться в веках. Жизнь коротка, искусство вечно, и они не могут существовать друг без друга.
Недолог век человека, а особенно век поэта. Ведь поэт живет в двух измерениях: в обыденной жизни, как все нормальные люди, и в искусстве, где он соприкасается с тайнами мироздания, прислушивается к самым тонким движениям души, ощущает глубинное родство со всем живым.
Великий русский поэт А. С. Пушкин прожил всего тридцать восемь лет. “Читая его творения, можно великолепным образом воспитать в себе человека”, – писал о нем В. Г. Белинский. Вся жизнь человеческая, ее мечты и обольщения, ее надежды и страдания, буйство, напор молодых чувств и умудренная зрелость проходят перед нами в произведениях А. С. Пушкина:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
Эти слова пушкинского “Пророка” могут быть отнесены и к самому автору этих строк. О “всемирной отзывчивости” А. С. Пушкина писал Ф. М. Достоевский. Жизнь для поэта – безусловная и абсолютная ценность, это единство, в котором нет ничего отдельного и лишнего, и даже ее конечность приемлется поэтом:
И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.
Какое изящество, тонкость чувств, поистине великий союз “волшебных звуков, чувств и дум”.
М. Ю. Лермонтов прожил двадцать семь лет. Его “железный стих, облитый горечью и злостью” воспевал внутреннюю свободу человеческой личности, говорил о трагическом одиночестве и гармонии природы, недостижимой для человека:
Кругом меня цвел божий сад;
Растений радужный наряд
Хранил следы небесных слез,
И кудри виноградных лоз
Вились, красуясь меж дерев.
Природа в лирике М. Ю. Лермонтова полна одушевления, огромной и таинственной жизни. Голоса природы “речь свою вели о тайнах неба и земли”. Лишь человек не чувствует полного слияния с природой, и потому удел его трагичен.
И скучно, и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды.
Желанья? Что пользы напрасно и вечно желать.
Лирика М. Ю. Лермонтова – это исповедь бесконечно одинокой, мужественной и бунтующей души.
Коротка была жизнь выдающегося поэта XX века С. А. Есенина – всего тридцать лет.
Читая его стихи, мы любуемся красотой зелени, испытываем огромную любовь к родине, к жизни, ко всему живому, чувствуем кровную связь с окружающим миром.
О Русь! – малиновое поле
И синь, упавшая в реку.
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.
Величие есенинской поэзии – в предельной искренности, в остроте философских и нравственных проблем, в том, что в каждой строке, в каждом слове чувствуется что – то очень близкое, родное.
Трагически сложилась жизнь поэта Н. Гумилева. Он прожил всего тридцать пять лет. Он – романтик и мечтатель, певец конкистадоров, капитанов, воинов. Ему грезились экзотические гроты, африканские жирафы, сказочные павильоны:
Среди искусственного озера
Поднялся павильон фарфоровый,
Тигриною спиною выгнутый,
Мост яшмовый к нему ведет.
Но гармония и красота оказываются хрупкими и преходящими. Во многих его произведениях слышны отчаянье, надлом, предчувствие гибели:
Вывеска. кровью налитые буквы
Гласят – зеленная, – знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мертвые головы продают.
В красной рубашке, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне.
Коротка была жизнь поэта, но прошла она не зря: о нем вечно будут помнить потомки. Искусство – это живая память, оно передает из поколения в поколение мысли и чувства, боли и радости, обретения и разочарования – все, чем живет человек.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


The morphological structure of english.
Сейчас вы читаете: Жизнь коротка, искусство вечно