Одна из явных тенденций современной российской литературы — обращение к образу президента Владимира Путина. О нем идет речь и в полумемуарных книжках Елены Трегубовой («Записки кремлевского диггера»), и в журналистких отчетах в твердом переплете Андрея Колесникова («Я Путина видел!», «Меня Путин видел!»), и в художественных текстах Александра Проханова («Господин Гексоген»), и в литературных шаржах Максима Кононенко («Владимир Владимирович ТМ»), и в «Евангелии от Соловьева» (одноименного автора), и в сказках Дмитрия Быкова («Как Путин стал президентом США»). Перечень можно продолжить.
Феномен использования Владимира Путина в качестве литературного героя тем более интересен, что Владимир Владимирович никогда не отличался особой харизмой. Куда более колоритной фигурой был его предшественник на президентском посту — Борис Ельцин, но он не вызвал такого мощного литературного отклика. Но если смотреть на Владимира Путина не сквозь призму политики, а сквозь призму литературы, то такое внимание пишущих авторов к его персоне становится понятным.
Литература в частности и искусство в целом нуждаются в обобщенном образе человеческой индивидуальности, наиболее характерной для определенного времени и определенной среды. Обычно в одном герое совмещаются черты разных людей, но черты эти наиболее характерны и показательны для сословия, которое представляет герой, и для эпохи, в которую он живет. Литературные герои чаще всего имеют несколько живых прототипов. Необходимо создать такой образ, чтобы герой не казался слишком искусственным (хотя, напротив, используется нарочитое, доведенное до абсурда нагромождение «характерных» черт) и чтобы в нем сразу чувствовался дух эпохи и сословия. Этот процесс называется типизацией — в художественном произведении воссоздаются характеры, появление которых закономерно вытекает из сложившихся в описываемое время обстоятельств. Так Толстой в «Анне Карениной» воссоздал типичные черты светского общество своего времени, Шолохов в «Поднятой целине» — противоречивость постреволюционной эпохи и неоднозначность ее героев, Фаулз в «Любовнице французского лейтенанта» — узость и ограниченность сознания человека Викторианской эпохи и т. д. Вся эпоха, целая среда оказываются сконцентрированы в поступках и характерах нескольких ключевых героев.
Внимание, которое современная литература уделяет Владимиру Путину, объясняется тем, что он является характерным носителем типических черт нынешнего времени и своей среды. Именно этим образ Путина и оказался интересен авторам и читателям.
Причем, можно...

отметить, что в большинстве произведений «путинианского» литературного течения образ Путина не низводится до плоского схематизма, а выписывается довольно объемно. Даже, если это всего лишь периферийный персонаж, как, например, в «Евангелии от Соловьева». Владимир Путин ни в одном произведении не выглядит ни абсолютно демонизированным, ни «сугубо положительным». И все по той же причине — он представляет не одного человека, а целый тип — символизирует конкретную прослойку общества во вполне конкретный отрезок времени в конкретных условиях в конкретной стране.
Образ Путина в литературе, к тому же, оказывается многослойным, потому что каждый автор пытается взглянуть на него со своей стороны: кто-то видит в нем политика, склонного прятаться за личинами, кто-то диктатора, кто-то — почти обычного человека, вдруг оказавшегося во главе страны, но не всегда способного к адекватным действиям, кто-то — доброго царя-батюшку, окруженного и обманываемого плохими боярами.
Кроме его типической привлекательности, появлению образа Путина в литературе, несомненно, способствовали и другие обстоятельства. Наиболее весомое из них — невозможность прямой оценки, высказывания своего субъективного мнения на страницах прессы. После непродолжительного периода «разгула независимых СМИ» и «свободы печати» переносить это тяжело, особенно журналистам (а они составляют не менее половины «путинианского» течения в литературе).
Причем, это касается не только персоны Владимира Путина. После «завинчивания гаек» и «выстраивания» газет и телевидения под вещание позитива политика мощным потоком хлынула в литературу. Можно без всякого преувеличения сказать, что жанр политического романа в России сейчас переживает второе рождение, активно развиваясь и по-новому осмысливаясь. Политическая линия все чаще встречается в современном детективе, в сатирической прозе в духе Салтыкова-Щедрина, в исторической повести, в любовном романе, в пьесах, в сценариях и т. д.
Известно, что каждая эпоха приводит к взлету того или иного литературного жанра. Так в одни эпохи расцветает поэзия, а в другие она кажется совершенно ненужной. Во второй половине XIX века на передний план вышел роман, а в середине ХХ века на поверхность неожиданно начал подниматься очерк. Начало XXI века ознаменовалось усилением политической составляющей в литературе, но, к счастью, в этом усилении пока еще не проявляются признаки возрождения лакировочной прозы (чего не скажешь о газетах и телевидении).



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

В. В. Путин в литературе