Изображение народа в “Записках охотника” И. С. Тургенева. Краткое изложение текста

Дореволюционные исследователи творчества Тургенева, склонные объяснять историю русской литературы западным влиянием, пытались найти истоки новой тематики и новых жанров Тургенева в литературном движении зарубежных стран. Так, профессор Сумцов говорил о влиянии Ж. Санд, а профессор А. С. Грузинский утверждал, что Тургенев в большей степени следовал Ауэрбаху, издавшему первые книги своих “Шварцвальдских рассказов” в 1843 году, за четыре года до появления первого рассказа “Записок охотника”.

Другие исследователи приписывали

основную роль в переходе Тургенева к изображению народной жизни влиянию Гоголя и в особенности Белинского.

Нет спора, что “Мертвые души” Гоголя, вышедшие в свет в 1842 году, были образцом для Тургенева и повлияли на него, усилив интерес к художественной прозе и к критическому реализму. Тем более несомненно, что громадное влияние на Тургенева оказал Белинский. Тургенев еще со студенческих лет был внимательным читателем литературно-критических статей Белинского, в 1843 году завязал с ним личное знакомство, а потом, в течение ряда лет, до самой смерти Белинского поддерживал с ним дружеские отношения.

С другой стороны,

и Белинский относился к Тургеневу доброжелательно. Это был для него справедливый, но строгий учитель, прямо и даже резко отмечавший все казавшееся ему фальшивым и художественно слабым в стихотворениях и поэмах Тургенева и горячо поддерживавший его литературные удачи, все, что могло вывести Тургенева на путь идейного реализма. Белинский приветствовал его переход к художественной прозе, к “Запискам охотника”.

И тем не менее основную причину этого перехода нельзя усматривать во влиянии Белинского, как оно ни было значительно. Белинский только помогал Тургеневу осмысливать, приводить в систему те творческие искания, которые были свойственны ему и раньше, но с особенной силой проявились около 1846 года, когда он пришел к полному разочарованию во всей своей прежней литературной деятельности. Основная же причина перехода Тургенева к новой тематике, к новому жанру была та самая, которая побудила Григоровича в 1846 году, за год до “Хоря и Калиныча” Тургенева написать “Деревню”, а в 1847 году – “Антона-горемыку”, та самая, под воздействием которой Даль выпустил в свет в 1846 году повести и рассказы из народного быта, в Некрасов в 1845-1846 годах написал стихотворения “В дороге” и “Родина”.

Это была та самая причина, по которой и В. Г. Белинский в эти годы с наибольшей решительностью призывал рассматривать литературу как орудие общественной борьбы.

Основной причиной всех этих явлений было общественное движение, охватившее в 40-е годы XIX века широкие круги передовой интеллигенции и коренившееся в том глубоком недовольстве, которое с каждым годом нарастало у закрепощенного крестьянства.

В пору создания “Записок охотника” положение народа, борьба за ликвидацию крепостнического рабства стояли в центре внимания передовых общественных и литературных деятелей. По определению Ленина, “когда писали наши просветители от 40-х до 60-х годов, все общественные вопросы сводились к борьбе с крепостным правом и его остатками” . Массовые крестьянские волнения в 40-е годы охватили многие области страны. Число крестьянских “бунтов” из года в год росло.

Первый помещик России Николай I, напуганный революционным движением во Франции, Германии, Венгрии и Австрии, стремился жестоким террором подавить сопротивление народных масс. Царствование Николая Палкина, как назвал коронованного деспота Л. Н. Толстой, в одном из своих рассказов, было, по словам Герцена, “эпохой мглы, отчаяния и произвола”. Удушливая общественная атмосфера вынудила Тургенева оставить в начале 1847 года на некоторое время родину и уехать за границу. “Я не мог дышать одним воздухом, – писал он в “Литературных и житейских воспоминаниях” по поводу замысла “Записок охотника”, – оставаться рядом с тем, что я возненавидел; для того у меня, вероятно, не доставало надлежащей выдержки, твердости характера. Мне необходимо нужно было удалиться от моего врага за тем, чтобы из самой моей дали сильнее напасть на него.

В моих глазах враг этот имел определенный образ, носил известное имя: враг этот был – крепостное право. Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решился бороться до конца – с чем я поклялся никогда не примиряться…Это была моя Аннибаловская клятва; и не я один дал ее себе тогда” .

Тургенев остался верен своей клятве: в условиях полицейских преследований и цензурного террора он создал “Записки охотника” – эту глубоко правдивую картину крепостных России. Великое произведение Тургенева возникло в накалившейся атмосфере борьбы с реакцией и крепостничеством. Отсюда – тот пафос свободолюбия и гуманности, которым овеяны образы этих рассказов. “Все, что ни есть в русской жизни мыслящего и интеллигентного, – писал Салтыков-Щедрин об этой эпохе, – отлично поняло, что куда бы не обратились взоры, везде они встретятся с проблемой о мужике”.

Тема крестьянства, как самая острая и самая важная в политической обстановке предреформенного периода, становится одной из главных тем художественной литературы. Кроме Тургенева, жизни крепостного крестьянства посвятили свои произведения многие прогрессивные писатели 40-х годов, в том числе – Герцен и Григорович . Наболевший, требующий немедленного разрешения вопрос о положении крестьянства Тургенев освещал с демократических и гуманистических позиций. Это вызвало злобное раздражение в высших правительственных кругах.

Министр просвещения в связи с выходом отдельного издания рассказов Тургенева предпринял специальное следствие о деятельности цензуры. По распоряжению Николая I цензор, дозволивший издание, был отстранен от должности. Вскоре, использовав как предлог напечатанные статьи о Гоголе, Тургенева арестовали и затем отправили в ссылку в село Спасское-Луговиново Орловской губернии.

Об этом он писал Полине Виардо: “Я, по высочайшему повелению, посажен под арест в полицейскую часть за то, что напечатал в одной московской газете несколько строк о Гоголе. Это только послужило предлогом – статья сама по себе совершенно незначительна. Но на меня давно уже смотрят косо и потому привязались к первому представившемуся случаю…Хотели заглушить все, что говорилось по поводу смерти Гоголя, – и, кстати, обрадовались случаю подвергнуть вместе с тем запрещению и мою литературную деятельность” . О том, что причиной ареста и ссылки Тургенева были “Записки охотника”, он писал в другом письме: “В 1852 г. За напечатание статьи о Гоголе отправлен на жительство в деревню, где прожил два года” .

До создания своей опальной книги у Тургенева не было еще уверенности в том, что литература составляет истинное его призвание. Он писал стихотворения, поэмы, повести, драмы, но в то же время мечтал об ученой карьере и готов был оставить литературные занятия под влиянием чувства неудовлетворенности своей писательской деятельностью. В “Записках охотника” дарование Тургенева предстало с новой стороны, во всей своей привлекательности и силе.

Значение “Записок охотника” сознавал сам Тургенев. Он писал одному из своих друзей: “Я рад, что эта книга вышла; мне кажется, что она останется моей лептой, внесенной в сокровищницу русской литературы” .

Как Художник Тургенев в “Записках охотника” продолжал реалистические традиции Пушкина и Гоголя, сумел сказать свое слово в развитии русской новеллистической прозы. Многогранно искусство рассказа в “Записках охотника”. То его ведет от себя охотник, живописующий виденное, то он сам становится слушателем целого повествования . Рассказ “Однодворец Овсянников” состоит из ряда миниатюрных новелл-портретов. Бытовой очерк, психологическая новелла, картина с натуры, лирический этюд, пейзажная зарисовка, проникнутая философскими размышлениями, – все эти жанры равно доступны мастерству автора “Записок охотника”. “Тургенев навсегда останется в литературе, как необычайный минитюарист – художник! “Бежин луг”, “Певцы”, “Хорь и Калиныч”, “Касьян” и много, много других миниатюр как будто не нарисованы, а изваяны в неподражаемых, тонких барельефах!”, – заметил однажды Гончаров .

В рассказах “Уездный лекарь”, “Гамлет Щигровского уезда”, “Чертопханов и Недопюскин” ощутима тенденция к более сложным художественным формам – к повести. От “Гамлета Щигровского уезда” ведут свое начало знаменитые тургеневские предыстории, рассказывающие о прошлом героев произведения. Однако Тургенев нигде не нарушает художественных пропорций рассказа.

В 1872 году писатель вернулся к занимавшему его образу Чертопханова и написал “Конец Чертопханова”, включив этот рассказ в “Записки охотника”. “Я боялся растянуть его, чтоб не выпасть из пропорции”, – признавался Тургенев в письме к М. М. Стасюлевичу. Он мог бы слить его с ранним рассказом , что со стороны содержания было бы вполне естественно. Но тогда в вовсе образовалась бы повесть, а Тургенев не хотелось разрушать жанрового единства своего цикла.

Поэтическая целостность “Записок охотника” обусловлена тем единством художественной манеры, которое присуще этой книге Тургенева. В отличие от Пушкина и Гоголя Тургенев не создает в своем цикле тщательно разработанные и полностью выявленные человеческие характеры. Такого рода задача и не могла стоять перед “охотником”. Тургенев ограничивается эскизами, набросками, портретными зарисовками.

Однако умелым подбором характеристических черт и подробностей достигается необходимая реалистичность типизации, художественная рельефность. Свои мимолетные, случайные “охотничьи” встречи и наблюдения писатель сумел воплотить в типические образы, дающие обобщающую картину русской жизни крепостной эпохи. Богатству содержания и новеллистических форм “Записок охотника” отвечает их необычайно разнообразная тональность. Трагический тон повествования уездного лекаря сменяется юмористическим рассказом о спасении француза, барабанщика “великой армии”, которого мужички просили “уважить их, то есть нырнуть под лед”.

Исполнено иронией описание славянофильского патриотизма помещика Любозвонова. Проникновенный лиризм “Певцов”, простота и задушевность “Бежина луга”, драматизм повествования о Чертопханове, гневные сатирические интонации рассказа “Бурмистр” говорят об эмоциональном богатстве “Записок охотника”. С первыми же очерками своего охотничьего цикла Тургенев прославился как художник, обладающий удивительным даром видеть и чувствовать природу. “Он любит природу не как дилетант, а как артист и потому никогда не старается изображать ее только в поэтических ее видах, но берет ее как она ему представляется.

Его картины всегда верны, и вы всегда в них узнаете нашу родную русскую природу”, – заметил Белинский. Эту черту тургеневского таланта ценил Чехов, который писал Григоровичу: “…пока на Руси существуют леса, овраги, летние ночи, пока еще есть кулики и плачут чибисы, не забудут ни Вас, ни Тургенева, ни Толстого, как не забудут Гоголя” .

Глубоко национальный русский колорит Тургенев воссоздает и в описаниях народного быта. “Мы, реалисты, дорожим колоритом”, – пишет Тургенев Полине Виардо в декабре 1847 года, в пору работы над первыми рассказами “Записок охотника”. . Старый вальтер-скоттовский принцип “кулер локам” он вслед за Гоголем использует, рисуя подробности народного быта, которые, по его словам, “придают колорит, освещение всей картине”. Непритязательная обстановка крестьянской избы, хозяйственный двор у помещика, куры, копающиеся в навозе, утки, плескающиеся в лужицах, коровы, обмахивающиеся хвостами – вся эта проза обыденной жизни, “фламандской школы пестрый сор”, превращается у Тургенева, как и у Пушкина, в чистое золото поэзии.

Основой тургеневского языка является речь культурной части русского общества его времени. Вместе с тем в языке “Записок охотника” нашло широкое отражение “живое просторечие города, помещичьей усадьбы и русской деревни” . В тургеневских рассказах нередко встречаются местные слова и выражения, диалектизмы орловского наречия, например “площадя”, “замашки”, “бучило”, “зеленя”. Склонность к диалектизмам вообще была характерной чертой ранних произведений писателей “натуральной школы”.

Борясь за общенациональные нормы литературного языка, Белинский в письме к Анненкову в феврале 1848 года упрекал Тургенева в том, что тот “пересаливает в употреблении слов орловского языка” . Тургенев впоследствии сильно ослабляет этнографическую струю и орловский колорит языка. Он избегает также увлечения местными словами, каламбурами, что так характерно было, например, для Даля. “С легкой руки г. Загоскина заставляют говорить народ русский каким-то особым языком с шуточками да с прибауточками. Русский говорит так, да не всегда и не везде: его обычная речь замечательно проста и ясна”, – писал Тургенев.

Крестьяне в “Записках охотника” говорят тем самым народным языком, который уже стал достоянием языка художественной литературы того времени. Салтыков-Щедрин находил в “Записках охотника” силу, меткость, юмор, поэзию языка простого человека.

Вслед за Пушкиным и Гоголем Тургеневу принадлежит выдающаяся роль в создании русского литературного языка, который он считал “чарующим”, “волшебным” и могучим. Язык, своеобразие речи персонажей “Записок охотника” отображают склад ума крестьянина, его мудрость, его юмор. Простая, умная речь Хоря, сдержанного на слова и “крепкого на язык”, как нельзя лучше отвечает здравому смыслу русского человека.

Напротив того, нередко на речи крепостника лежит отпечаток вялости и лености мысли, пустоты его души. Позерство и самолюбование Пеночкина, его злобная раздражительность неотделимы от манерности речи и фразерства. Говорит он не спеша, “с расстановкой и как бы с удовольствием пропуская каждое слово сквозь свои прекрасные раздушенные усы”.

Народность языка и совершенство стиля “Записок охотника” – одной из наиболее патриотических книг русской классической литературы – делают задушевные мысли великого писателя волнующими и близкими современному читателю. Демократизм и гуманизм Тургенева позволили ему глубоко проникнуться сущностью народной жизни, создать образы, которые воспитывают в людях любовь к родине и к великом русскому народу, по его выражению – “самому удивительному народу во всем мире”.

“Записки охотника” сыграли громадную роль в творческом развитии самого писателя, или, собственно, завершился поворот Тургенева к реализму. Создав “Записки охотника”, книгу о русском народе, Тургенев продолжил и обогатил великие реалистические традиции Пушкин и Гоголя, своих учителей и предшественников. Теперь он сам становится учителем других и прокладывает новый путь, глубоко распахивая почти нетронутую до него целину.

Двадцать пять рассказов и очерков “Записок охотника” объединены общим замыслом, согреты горячим чувством патриотического воодушевления автора и составляют единый цикл произведений о крестьянстве и крепостной России. Как шедевр художественного творчества “Записки охотника” и теперь полностью сохранили глубокую идейную и эстетическую ценность. Народная книга Тургенева, эта поэма о духовной красоте и мощи русского народа, для современного читателя – одно из наиболее любимых созданий русской классической литературы.

Великий Гоголь отзывается о Тургеневе еще в 1847 году: “Талант в нем замечательный и обещает большую деятельность в будущем”!

” первая ‹ предыдущая 1 2 3 4 Следующая › Последняя “

‹ Изображение крестьянской жизни в “Записках охотника” Тургенева Вверх Еще о “Записках охотника” И. С. Тургенева ›

И. С. Тургенев Рефераты и Сочинения Show full page Страница для печати


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Модернизм в литературе.
Сейчас вы читаете: Изображение народа в “Записках охотника” И. С. Тургенева. Краткое изложение текста