Муза дальних странствий Николая Гумилева

Кто из нас не мечтал хоть раз в жизни совершить кругосветное путешествие? Кто не зачитывался романами Жюля Верна или Луи Буссенара? Кто никогда не был романтиком? Вряд ли найдется кто-нибудь, кто откажется от Мечты и не покривит при этом душой.
В русской поэзии есть автор, все творчество которого озарено светом иных миров, иных земель. Николай Гумилев родился под небом России, но чужие небеса всегда влекли его. Он был воином, охотником, поэтом, первооткрывателем новых земель:
Как конквистадор в панцире железном, Я вышел в путь и весело иду.

/> Написал о себе Гумилев в одном из ранних своих стихотворений, и в этом нет ничего удивительного. Юности свойственно чувство первопроходца. Однако поэт со-
Хранил это свойство своей души до самых последних дней своей жизни.
Гумилев предпринимал несколько путешествий в Африку, в его поэзии есть потрясающей красоты образы этой далекой и загадочной страны:
Рощи пальм и заросли алоэ, Серебристо-матовый ручей, Небо, бесконечно голубое, Небо, золотое от лучей.
Или:
Уронила луна из ручек Так рассеянна до сих пор Веер самых розовых тучек На морской голубой ковер.
Что же так манило Гумилева в неизведанные
земли, где не ступала нога белого человека, зачем ему нужно было, с трудом насобирав деньги, скрыв от родителей, тайком, на грузовом судне из Парижа плыть в Египет, чтобы оттуда идти в глубь материка, в Абиссинию? Пусть в первое свое путешествие двадцатидвухлетнему юноше и не удалось до конца осуществить задуманное, но в 1913 году в Этнографическом музее Петербурга была выставлена экспозиция, состоящая из экспонатов, добытых Гумилевым.
Мне кажется, что Гумилев отправлялся в свои путешествия, пытаясь отыскать истину, найти для себя смысл жизни, разгадать вечную загадку сфинкса-мироздания: для чего живет человек? В затхлом воздухе цивилизованного общества, где красота превратилась в товар или объект для насмешек, он задыхался:
Я в лес бежал из городов, В пустыню от людей бежал.
От тех, кто способен льстивыми уговорами заманить в искушенную Европу жену африканского вождя, чтобы затем оставить ее плясать перед пьяными матросами. Девушка с Озера Чад вынуждена влачить жалкое существование, потому что сама мысль о смерти пугает ее:
Умереть? Но там, в полях неведомых, Там мой муж, он ждет и не прощает.
В великолепном стихотворении Пятистопные ямбы, наполненном тонким лиризмом и глубокими философскими раздумьями над смыслом нашего пребывания на земле, Гумилев описывает два морских путешествия в Африку и обратно. Восторг и преклонение перед могучей морской стихией и капитанами с ликом Каина, которым она подвластна, который нашел свое наиболее полное воплощение в цикле Капитаны, сменяется постепенно трезвым, немного разочарованным взглядом байроновского Чайльд Гарольда. В ночи, похожей на черную наяду, поэт переживает заново все свои приключения, все свои обретения и потери. И в его сознании появляется новый образ:
Есть на море пустынном монастырь Из камня белого, золотоглавый, Он озарен немеркнущей славой. Туда б уйти, покинуть этот мир лукавый, Смотреть на ширь воды и неба ширь. В тот золотой и белый монастырь!
Увы, Африка со всеми ее красотами, пышной природой, таинственными лианами, зарослями, в которых затаились пантера и попугай, своим криком предупреждающие беспечного охотника, не может дать мир человеческой душе.
Из своих путешествий Гумилев возвратился не разочарованным в себе и мире циником, его взор обратился к России. Именно в ней, в этой загадочной и непостижимой стране, черпал он силы и вдохновение. Именно она стала его последней Музой.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Структура процесса обучения различные подходы.