Степь как образ Родины в повести Гоголя “Тарас Бульба”


Описывая степь, Гоголь выступает великолепным мастером словесной живописи, создающим удивительно яркий зрительный образ степи. Из этой особенности гоголевского пейзажа мы и исходим. Гоголь дает описание украинской степи днем, вечером и ночью. После того как описание степи прочитано в классе, предлагаем учащимся выразить своими словами богатство чувств Гоголя, выявить гамму оттенков, передающих его отношение к степи. Приводим некоторые высказывания : “Гоголь любит степь, любуется ее красотой и просторами”; “Гоголь с восхищением рассказывает о том, как величественна и прекрасна степь”; “Гоголь изумляется, удивляется сказочному великолепию степной природы, испытывает восторг перед нею”; “Степь кажется Гоголю невероятно, неправдоподобно красивой”.
Итак, любование и любовь, восхищение, изумление и восторг – вот какие сильные чувства переполняют душу автора. Описание степи в высшей степени эмоционально, оно не только лирически окрашено, но и патетически взволнованно.
В чем же видит Гоголь чарующую красоту степи, чем он восхищается и как передает свое восхищение? Так, прочитав описание степи днем, спрашиваем: Какой вид искусства напоминает этот пейзаж? Значительная часть читателей отвечает: “живопись”; “картину художника-живописца”; “У Гоголя все словно нарисовано. Краски очень яркие. Кажется, словно


видишь перед собой большую картину”.
Кроме необъятности, безбрежности, чем еще поражает гоголевская степь?-Буйством красок. Пестрота и яркость красок, их многообразие буквально слепят взор. Основной фон степной поверхности на картине “зелено-золотой”, но по нему “брызнули миллионы разных цветов”. Фиксируем внимание читателей па этом образе: сквозь траву видны “голубые, синие и лиловые волошки”, “желтый дрок” с пирамидальной верхушкой, .”белая кашка”, наливающийся колос пшеницы, белая чайка, “роскошно” купающаяся “в синих волнах воздуха”, мелькающая в вышине черной точкой. И все это сверкает на солнце, залито его живительным светом. Такого количества оттенков цвета природа не знает, и совершенно очевидно, что автор стремился передать здесь в первую очередь не многообразие оттенков цветов, а впечатление (удивительно много, невероятно много!).
Как оке все это перенести на картину? Картину, изображающую степь днем, можно условно разделить как бы на две части: зелено-золотистая поверхность земли – собственно степь – и бездонное, безбрежное небо над нею.
На фоне зелено-золотистого океана, уходящего вдаль, на переднем плане, тщательно выписываем все перечисленные в описании цветы (ведь известны и их названия, и их форма, и их цвет). Здесь же помещаем и куропаток, шныряющих под тонкими корнями пшеницы.
Вообще птиц в степи великое множество. “Тысячу разных птичьих свистов” не передать на картине, но сами птицы выписаны у Гоголя необычайно рельефно. Обращаем внимание читателей на неподвижно стоящих в небе ястребов с распластанными крыльями и устремленными в траву глазами. Мы видим даже направление их взгляда, следовательно, смотрим на них с относительно близкой дистанции.
“Тучу диких гусей” темным пятном все располагают на заднем плане; движутся они “в стороне”, где-то далеко. (Отмечаем попутно, что “туча” гусей, так же как и “тысяча свистов”, передают опять-таки не количество, а впечатление – много! очень много!)
И, наконец, поднимающаяся из травы чайка. Фиксируем на картине два момента: полет птицы и превращение ее в точку где-то далеко в вышине.
А как изобразить едущих по степи Тараса с сыновьями? Может быть, вообще не изображать? Ведь “уже и черных шапок нельзя было видеть: одна только быстрая молния сжимаемой травы показывала бег их”. Предлагаем учащимся объяснить образ – “молния сжимаемой травы”. Образ зрительный, поэтому шестиклассники легко справляются с ним: “Издали движение скачущих в траве казаков кажется зигзагообразным, по форме напоминает молнию. Кроме того, трава, раздвинутая бегущими лошадьми, сжимается со стремительной, молниеносной быстротой”.
Но все справедливо приходят к выводу, что “молнию сжимаемой травы” на картине передать трудно. Лучше взять начало описания, когда “козачьи черные шапки одни мелькали” между колосьями высокой травы, принявшей казаков “в свои зеленые объятия”. После такой предварительной работы словесные картины, рисующие степь днем, обычно бывают удачны. Все вводят в свой рассказ яркие словесные образы, употребляют гоголевские гиперболы. А главное – стремятся передать чувства, настроения, владеющие автором, так отчетливо выраженные в конце описания: “Черт вас возьми, степи, как вы хороши!”
Как преображается степь вечером и ночью, все прослеживают самостоятельно. Они замечают, что в этих описаниях много места уделяется музыке, звучащей в степи вечером и ночью, запахам растений (цветы и растения ночью пахнут сильнее, чем днем; звуки ночью слышнее). Поэтому ночная музыка совсем особенная: днем мы не услышим свиста сусликов и трещания кузнечиков. В этих описаниях все сказочно прекрасно, необыкновенно и таинственно. На первом плане здесь не сама картина, а впечатление от картины: степь вечером и ночью великолепна и фантастична.
“Тарас Бульба” является своеобразный синтез реалистического и романтического. Из романтической поэтики к Гоголю пришла повышенная эмоциональность повествования, особенно ярко обнаруживающаяся в картина; природы с их высокой патетикой, мощью и неожиданностью гипербол, блеском метафор.
Примеры гоголевского текста: “вся степь курилась благовонием”; ветерок, “обольстительный, как морские волны”; крик лебедя, “как серебро, отдавался в воздухе”; “красные платки летели по темному небу” (о веренице лебедей, освещенной дальним заревом) и т. д. Все чувствуют красоту и неожиданность этих образов, их эмоциональный подтекст. Затруднение вызывает лишь сравнение крика лебедей с серебром. Предлагается такое объяснение: “Лебедь – красивая, гордая птица, серебро – красивый, благородный металл”. Это сравнение как бы объединяет красоту и благородство звука. В беседе все вспоминают и о том, что во время езды па тройках к дуге средней лошади привязывали серебряный колокольчик, издававший очень красивый звон, мелодичный и чистый. Вспоминаем, что на Руси, отливая колокола для церквей, желая добиться красивого звона, добавляли в металл серебро. чем выше был процент серебра, тем благороднее и чище звон.
В описании украинской степи отчетливо выступает связь картин природы с настроением героев, с их внутренним миром. Учащимся предлагается доказать это текстуально. Вначале “все три всадника ехали молчаливо”. Тарас думал “о давнем”, вспоминал погибших товарищей, “слеза тихо круглилась на его зенице, и поседевшая голова его уныло понурилась”. Оста” “душевно был тронут слезами бедной матери, и это только его смущало и заставляло задумчиво опустить голову”. Андрий, и повесив голову и потупив глаза в гриву коня своего”, грустил о разлуке с панночкой.
Но простор благоухающей степи, ее необозримые пространства близки и дороги сердцу казаков. Степь – их родина-мать, и, как мать, принимает она несколько опечаленных сыновей “в свои зеленые объятия”, чтобы подбодрить и утешить их, влить в них жизненную силу и энергию. И вот Тарас, отбросив грустные воспоминания, весело окликнул сыновей. Они увидели родную степь, облитую живительным солнечным светом, и все, что “смутно и сонно было на душе у казаков, вмиг слетело, сердца их встрепенулись, как птицы.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Творчество сайге.
Сейчас вы читаете: Степь как образ Родины в повести Гоголя “Тарас Бульба”