“Мастер и Маргарита”, как двойной роман


М. А.Булгаков – сын профессора Киевской Духовной академии. Его семья была насквозь интеллигентной и набожной. Родители Михаила жили на спуске к Подолу против Андреевской церкви. Практически каждое воскресение и по христианским праздникам они бывали в ней. Поэтому М. Булгакову были с детства знакомы христианские догмы и евангельские истории. На протяжении всего своего жизненного пути он не раз задавался вопросами бытия, смысла жизни, борьбы добра со злом, не раз переосмысливал Ветхий и Новый завет. Эти размышления часто служили источниками его творчества. В 1928 году Булгаковым замышляется “роман о дьяволе”.
И, хотя в первой редакции романа еще нет Мастера и Маргариты, уже в ней писатель изображает апокалиптическое появление сатаны в Москве, в уста которого вкладывает историю Христа и Понтия Пилата В 1932 году М. Булгаков вновь возвращается к работе над романом. В роман входит Маргарита, затем Мастер. А в 1937 году появляется и само название “Мастер и Маргарита”. Этот заключительный роман “Мастер и Маргарита” Булгакова содержит трагическую философско-религиозную модель изображаемого им мира, полностью сложившуюся в его сознании втечение работы над “Дьяволиадой”, “Роковыми яйцами”, “Адамом и Евой”. В “Мастере и Маргарите” Булгаков изображает добро и зло – сатану и Христа – во всей их полноте, имея целью


разоблачить зло реальное, порожденное новым строем, и показать возможность существования добра.
Для этого писатель и использует сложную структуру построения произведения. “Мастер и Маргарита”, – как справедливо заметил критик Лесскис, – двойной роман. Он состоит из романа Мастера о Понтии Пилате и романа о судьбе Мастера. Главным действующим лицом первого романа является Иешуа, прообраз которого – библейский Христос – воплощение добра, а лицом второго – Воланд, чьим прообразом является сатана – воплощение зла. Над “ершалаимскими” главами Булгаков работал очень кропотливо. Вот запись в его дневнике от 30 мая 1938 года: “Вечером Пилат. Мало плодотворно.есть один провал в материале. Хорошо, что не во второй главе.” Из этих строк видно, что для Булгакова было чрезвычайно важно воссоздать картину событий, происходивших в Ершалаиме, сделать роман великим, якобы принадлежащим Мастеру. Практически все “творение Мастера” воспроизводится, но каждый раз Булгаков находит особый способ включения этих глав в ткань повествования. Первый раз мы узнаем об истории допроса и приговора от Воланда, причем рассказ его приводится в качестве доказательства существования Иисуса Христа.
Второй раз страницы романа Мастера как бы оживают во сне Ивана. И лишь в третий раз мы вместе с Маргаритой читаем роман. Не знающим Библии может показаться, что ершалаимские главы – перифраз евангельской истории суда римского наместника в Иудее Понтия Пилата над Иисусом Христом и последовавшей за этим казни Иисуса, происшедшей в начале новой истории человечества. Но простое сопоставление евангельской основы с булгалковским текстом выявляет немало существенных различий. Масса исторических терминов, разбросанных в тексте романа, таких, например, как “прокуратор”, “кентурия”, “ала”, “легион” и других, описание дворца Ирода Великого от “мозаичного пола у фонтана” до “запахов кожи и конвоя” и многое другое – все это никак не противоречит Евангелию, а лишь детализирует его.
Вся вторая глава пронизана евангельскими реминисценциями, задача которых не только заставить читателя соотнести персонажей и события романа с действующими лицами и событиями Евангелий, но и создать определенные расхождения между ними. Несовпадения начинаются с описания участников библейских событий и, прежде всего, самого Христа. Здесь Булгаков откровенно отходит от Евангелия, причем делает это постепенно: сначала мы узнаем имя и прозвище арестованного – Иешуа Га-Ноцри, так именовали Иисуса Христа в иудейских книгах. Но анкетные данные расходятся с первоисточником (Иисус родился в Вифлееме, владел арамейским языком, читал на древнееврейском и, возможно, говорил на греческом, предстал перед судом в 33 года, а Иешуа родился в Гамале, не помнил родителей, не знал древнееврейского, но владел еще и латинским, он предстает перед нами в возрасте двадцати семи лет). А его слова: “Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время, и все из-за того, что он (Левий Матвей) неверно записывает за мной”, окончательно устанавливают “правила игры”: излагается “подлинная” история евангельских событий, тем более что ничего из того, что написано в Евангелиях, – как утверждает “свидетель” Воланд, – не происходило на самом деле”. Это не полемика со Священным Писанием, а скорее художественный прием, с помощью которого автор помогает читателю взглянуть на события, давно и хорошо известные, как бы предупреждая его: это рассказ, где возможны новые сюжетные повороты и оценки. Носителем добродетели Булгаков делает Иешуа Га-Ноцри. Иешуа буквально означает Спаситель; Га-Ноцри означает “из Назарета”, Назарет – город в Галилее, в котором жил святой Иосиф и где произошло Благовещение Пресвятой Деве Марии о рождении у нее Сына Божия. Сюда же возвратились после своего пребывания в Египте Иисус, Мария и Иосиф. Здесь прошло все детство и отрочество Иисуса.
Таким образом, Булгаков глубоко забирается в библейские дебри. Первое, что бросается в глаза, – это то, что Иешуа никак не проявляет мессианского предназначения, тем более не обосновывает своей божественной сущности, тогда как Иисус уточняет, например в разговоре с фарисеями: он не просто Мессия, Помазанник Божий, Он – Сын Божий: “Я и Отец – одно” Но нельзя не отметить такие строки романа: “.возле того столбом загорелась пыль.” Возможно, это место рассчитано на ассоциацию с 13 главой Библейской книги “Исход”, где речь идет о том, как Бог, указывая путь евреям в исходе из египетского плена, шел перед ними в виде столпа: “Господь же шел перед ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем, и ночью.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Принцип работы планшетного плоттера.
Сейчас вы читаете: “Мастер и Маргарита”, как двойной роман