Бальмонт жаждал изысканности русской медлительной речи

Он научился “превращать тоску в напев” и находить игру созвучий в природе, он из всех поэтов-символистов отличался особой напевностью и особой звучностью стиха. Черты символизма, по мнению Бальмонта, – культ мгновения, внезапно возникшего и безвозвратно промелькнувшего, туманность намеков, прихотливость чувства. Стихотворение “Я мечтою ловил уходящие тени.” наиболее ярко отражает творчество Бальмонта и является гимном символизма:
Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
И чем выше я шел, тем ясней рисовались,
Тем ясней рисовались очертания вдали.
И какие-то звуки вокруг раздавались,
Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор.
И сиянием прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.
А внизу подо мною уж ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И все выше я шел, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Определяя символистскую поэзию, Бальмонт писал: “Это поэзия, в которой органически. сливаются два содержания: скрытая отвлеченность и очевидная красота.”. В стихотворении “Я мечтою ловил уходящие тени.” есть и “очевидная красота”, и иной, скрытый смысл: гимн вечному устремлению человеческого духа от тьмы к свету. Тени ассоциируются с чем-то неосознанным, непонятным, недоступным, поэтому автор так и стремится постичь эту истину, познать ее.
“Я на башню всходил, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногой у меня” – этот путь, словно шаткий ветхий мост над пропастью, каждый шаг – это риск, риск сорваться, не дойти до своей цели, упасть вниз.
“И чем выше я шел, тем ясней рисовались, Тем ясней рисовались очертания вдали. И какие-то звуки вокруг раздавались, Вкруг меня раздавались от Небес и Земли” – чем ближе автор приближался к заветной цели, тем яснее он видел то, к чему стремился, видел истину.
“А внизу подо мною уж ночь наступила, Уже ночь наступила для уснувшей Земли, Для меня же блистало дневное светило, Огневое светило догорало вдали” – не смотря на то, что его окружал уже полный мрак, он видел впереди свет, который освещал ему весь путь.
В последней строфе автор говорит о том, что он все-таки познал истину, он нашел то, что искал.
В своей записной книжке Бальмонт писал: “У каждой души есть множество ликов, в каждом человеке скрыто множество людей, и многие из этих людей, образующих одного человека, должны быть безжалостно ввергнуты в огонь. Нужно быть беспощадным к себе. Только тогда можно достичь чего-нибудь”.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Тема любви в поэзии серебряного века.
Сейчас вы читаете: Бальмонт жаждал изысканности русской медлительной речи