Сочинение по повести “Принц и нищий”

В 1882 году он писал повесть “Принц и нищий”, где действие – впервые у Твена – разворачивается в очень давние времена: перед нами Англия середины XVI века. Сюда, в Элмайру, приезжали лишь старые, испытанные друзья, и всех их поражали энергия Твена, его молодой задор, возбужденная речь и блеск Е глазах, как только принималось решение прокатиться на лодке до дальнего плеса или устроить поход за перепелиными яйцами. В Элмайре, неразлучный с дочерьми, он точно бы снова становился Сэмом Клеменсом из Ганнибала. Он жил так, как, наверное, и должен

был бы жить всегда. Хоуэлс, побывав в Элмайре, говаривал, когда его спрашивали о Твене: “Там он у себя дома, этот вечный подросток,- сердце мальчишки и голова мудреца”.
В 1880 году, за год до рождения Джин, он написал в Элмайре “Пешком по Европе”, напомнив своим читателям, что начинал с “Простаков за границей”. Между двумя этими книгами, разделенными целым десятилетием, много общего. Твен ездил в Европу летом 1878 года вместе с другом, хартфордским священником Джозефом Твичелом, которого он изобразил в своих очерках под именем Гарриса – такого же американского простака, такого же неудачливого туриста, как
пассажиры “Квакер-Сити” и как сам автор. Несколько месяцев они прожили, переезжая с места на место, в Германии, а в августе перебрались в
Швейцарию к через альпийские перевалы на своих двоих тронули с” к итальянским озерам.
Перед посадкой Твен просмотрел несколько книжек путевых очерков и с десяток справочников для: туристов – это помогло найти нужную интонацию.
Читатели “Простаков за границей” хорошо помнили эту твеновскую маску. Она пригодилась и в книге “Пешком по Ев-роЕ1е”. Пешком? А не лучше ли сесть в поезд, благо скорость все равно черепашья – три мили в час. А на Монблан можно и в подзорную трубу полюбоваться.
Правда, Твен счел, что хоть на одну вершину в Альпах он должен подняться обязательно, и снарядил экспедицию, в которую, кроме него и Гарриса, входили семнадцать проводников, три капеллана, два геодезиста, ветеринар, шеф-повар со штагом помощников, три прачки, две доярки и учитель латыни. Всех их, а также мулов, коров п носильщиков сразу же по выходе из отеля ТВСЕГ прямо гга площади связал веревкой, нотому что в горах так полагается. Запаслись складными лестницами, ледорубами, нитроглицерином и сотней пар костылей, которые вскоре пригодились: мул проявил неуместное любопытство к ящику с взрывчаткой, лягнув его копытом, что привело к исчезновению самой знаменитой из местных скал и некоторому ущербу для личного состава доблестного альпинистского отряда.
Разумеется, отряд быстро сбился с тропы, Проводника послали на разведку, обвязав тросом и велев дать сигнал, когда он отыщет дорогу. Часа через два трос вдруг бешено задергался. Все повскакали с мест как полоумные и бросились бежать что было сил. Так бегали до самого вечера, пока не очутились перед той самой гостиницей, из которой тронулись в путь. И что же оказалось? Во всем был виноват этот проклятый гид. Повстречав па выгоне отставшего от отары барана, шельма проводник привязал трос ему к хвосту и преспокойно отправился к себе в деревню. А потревоженный баран долго носился по оврагам и впадинам, таща за собой па тросе всю компанию, пока не уперся лбом в свой хлев.
Читатели веселились: гротеск и небылица в руках Твена все то же безотказное оружие. Мимоходом оно могло задеть и простака американца: светского хлыща, похваляющегося шапочным знакомством с титулованными европейскими фамилиями, или находчивого предпринимателя, который на постаменте памятника поэту Фридриху Шиллеру намалевал рекламу изготовляемой им мази для полировки печей. Но по большей части твеновский юмор был нацелен на порядки и нравы Европы. По-прежнему Твену казалось, что его родина на голову выше этих одряхлевших монархий, как бы они ни похвалялись своим былым величием. И он, как десять лет назад, не щадил протонциозное и надутое – так ему казалось – европейское самолюбие.
Но вслед за этими комическими очерками были созданы “Приключения Гекльберри Финна”.
А после “Гека” уже невозможно было писать так, как Твен писал до этой своей лучшей книги.
И оттого “Пешком по Европе” окажется последним твенов-ским произведением, в котором юмор облегчен и не предполагает особенно серьезных творческих задач,- важнее, чтобы рассказ все время смешил. Талант Твена останется тем же самым: комедийным, юмористическим. Но сущность юмора изменится. Он сделается и сдержаннее, и глубже. Все чаще он теперь будет впрямую соприкасаться с трудными и невеселыми размышлениями о том, что же все-таки представляет собой человек, и общество, в котором он живет, и опыт, который им накоплен за долгие века истории.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Фразовый глагол break.
Сейчас вы читаете: Сочинение по повести “Принц и нищий”