Искания Константина Левина

В критике 70-х гг. XX в. вы­сказывалось мнение, что Тол­стой написал не один, а два романа: об Анне и Левине. Пи­сатель с этим решительно не соглашался. Он отвечал: “Связь постройки сделана не на фабуле и не на отношениях (знакомстве) лиц, а на внутренней связи”. Такая внутренняя связь существует между Анной и Левиным, который тоже мучительно и напряженно ищет возможность жить без фальши и лжи, без всякого обмана себя и других.
Анна и Левин знакомятся друг с другом лишь в самом конце романа. Их сюжетные линии развива­ются параллельно, почти не пересекаясь. Но по за­мыслу писателя они теснейшим образом соотнесены, как два противоположных решения центральной проб­лемы романа. Это не значит, конечно, что Левин и Анна противопоставлены друг другу как положите­льный герой отрицательной героине. Анна противо­стоит Левину, но как человек трагической судьбы – человеку, нашедшему, как ему кажется, выход из подстерегавшей его трагедии.
Образ Левина может быть назван автобиографи­ческим не столько в смысле частичного совпадения жизненных обстоятельств, сколько по сходству идей­но-нравственных исканий, характерных как для са­мого писателя, так и для всех его любимых геро­ев – начиная с Нехлюдова в “Утре помещика” и кончая Нехлюдовым в “Воскресении”.
Сначала интересы Левина сосредоточиваются в области практической помещичьей деятельности.

Он начинает с того, к чему приходит Николай Ростов в эпилоге “Войны и мира”. Но если Ростов полностью удовлетворен своими отношениями с крепостными крестьянами, то Левин уже понимает всю ложность “игры” в доброго барина. Хозяйственная деятель­ность приносит ему лишь острое чувство разочаро­вания. Он не может не ощущать справедливость слов своего брата Николая: “.ты не просто эксплуа­тируешь мужиков, а с идеею”.
Почему далеко не все получалось у Левина? Тол­стой отвечает: “Трудность состояла в непобедимом неверии крестьян к тому, чтобы цель помещика могла состоять в чем-либо другом, чем в желании обобрать их сколько можно”. Нет взаимного дове­рия и взаимного понимания. Эта ситуация была впервые обозначена писателем в “Утре помещика” (1856), затем она же отразилась в сцене Богучаровского бунта в “Войне и мире”. Нечто подобное происходит и в “Анне Карениной”.
Из тяжелого душевного состояния Левина, не раз уже думавшего о самоубийстве, выводит случайно услышанный им рассказ о старом крестьянине Пла­тоне Фоканыче, который “для души живет. Бога помнит”. Подобно тому, как некогда Пьер Безухов был потрясен встречей с Платоном Каратаевым, так и теперь слова о “праведном мужике” Платоне Фоканыче произвели на Левина “действие электри­ческой искры”. Ему кажется, что он нашел смысл жизни, что социальные проблемы можно решить с помощью религии, ибо найден “несомненный смысл добра”. Характерно размышление Левина, что най­денный им ответ на мучающие его вопросы он узнал “не разумом, а это дано мне, открыто мне, и я знаю это сердцем, верую”.
Знаменательно, что роман заканчивается словами Константина Левина, подводящими итог произведе­ния: “.жизнь моя теперь, вся моя жизнь, незави­симо от того, что может случиться со мной, каждая минута ее – не только не бессмысленна, какою бы­ла прежде, но имеет несомненный смысл добра, который я властен вложить в нее!”




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Borrowings.
Сейчас вы читаете: Искания Константина Левина