Мои впечатления от рассказов Татьяны Толстой

“Мне нравится ваша никому больше не интересная, где-то там отшумевшая жизнь, бегом убежавшая молодость.” Т. Толстая, “Милая Шура”.
Мне очень понравились рассказы Татьяны Толстой. Проза писательницы, бесспорно, талантлива. Неожиданность словесных оборотов и яркость образов Т. Толстой затягивает читателя.
Особенно привлекает раскованная и непринужденная манера писательницы. Авторская речь близка к устной, обиходно-разговорной с ее характерными чертами – жаргонизмами, нелогичностью, перескоками с предмета на предмет. Вся

наша современная жизнь говорит устами автора, – жизнь с ее стремительностью, торопливостью.
Незаурядный юмор Татьяны Толстой имеет особый оттенок. Так, в рассказе “Факир” речь идет о привычной для всех нас цепи квартирных обменов. “Вот-вот уже все должно было свершиться, тридцать восемь человек дрожали и огрызались, рушились свадьбы, лопались летние отпуска, где-то в цепи нал некто Симаков., и в тот момент, когда где-то там, в заоблачных сферах, розовый ангел воздушным пером уже заполнял ордера – трах! Она передумала. Вот так – взяла и передумала. И отстаньте все от нее”.
Сюжеты рассказов Толстой
как бы вырастают из житейских подробностей и разветвляются во все стороны. Детали, подробности иногда говорят здесь больше, чем подробное описание жизни героя. Так, в рассказе “Петере” читаем о том, что герой “.как-то нечаянно, мимоходом, женился на холодной твердой женщине с большими ногами, с глухим именем. Женщина строго глядела на людей, зная, что люди – мошенники, что верить никому нельзя; из кошелки ее пахло черствым хлебом”. Вот этот запах черствого хлеба говорит о героях очень много. Нет необходимости рассказывать подробно, как они познакомились, поженились. Читатель прекрасно сам может это представить.
Отличительная черта творчества Татьяны Толстой – сопереживание и жалость к своим героям. Жалеет она пожилого, носатого, лысеющего Симеонова (“Река Оккервиль”), жалеет и милую Шуру с ее “дореволюционными ногами” и нелепой шляпой, украшенной “всеми четырьмя временами года”, пережившую трех мужей и не родившую ни одного ребенка. Теплое чувство жалости рождается у автора даже при взгляде на предметы неодушевленные, случайно попавшиеся на глаза: “Курица в авоське висит за окном, как наказанная, мотается на черном ветру. Голое мокрое дерево1 поникло от горя. Пьяница расстегивает пальто, опершись лицом о забор. Грустные обстоятельства места, времени и образа действия” (“Милая Шура”).
Эти “грустные обстоятельства” присутствуют во многих рассказах Толстой. Старость, болезни, несчастья, даже уродства, в общем, разнообразное людское неблагополучие является предметом пристального внимания автора. Иногда Т. Толстая правдива до жестокости. Но, не жалея читателей, она сочувствует своим героям, обделенным жизнью, так и не дождавшимся радости.
“Спи спокойно, сынок” – рассказ о мальчике Сереже, детдомовце военной поры, боящемся шапки. Это сильный, трагический рассказ. “Детства у него не было, детство сгорело, разбомбленное на неведомой станции, чьи-то руки вытащили его из огня, бросили на землю, катали, шапкой били по голове, сбивая пламя. Не понимал, что шапкой-то и спасли, черной, вонючей, – шапка отбила память, она снилась в кошмарах, кричала, взрывалась, оглушала, – он долго потом заикался, рыдал, закрывал руками голову, когда воспитательницы пытались его одевать”. Вот он уже взрослый, у




Литература просвещения.
Сейчас вы читаете: Мои впечатления от рассказов Татьяны Толстой