Прикосновение к прекрасному (экскурсия в музей)

Храм муз. Его своды оберегают много чудес и загадок. И каждый входящий сюда надеется постичь великие тайны искусства, доверчиво распахивает свою душу великому и прекрасному.
С такой надеждой вошла в знаменитый музей имени С. Д. Эрьзи и я. Большие стеклянные двери мягко закрылись за моей спиной, и передо мной предстал просторный холл. В душе я очень волновалась: “Здесь бывали знаменитые люди, самые почетные гости. А как встретит этот мир меня, простую девочку из детского дома?”. Но к нам подошла приветливый экскурсовод Марина Алексеевна. Глядя в ее добрые лучистые глаза, замечая ее заботливый взгляд, слушая ее ласковый голос, я поняла, что мы здесь – долгожданные гости, что нам рады.
Нежная мелодия скрипки провожает нас до первого зала. Перешагнув его порог, я словно поплыла в хороводе мордовских красавиц. Девушки в праздничных национальных нарядах, звеня удивительными украшениями, кружатся в задорном танце. Я слышу старинную песню, живую мордовскую речь. А вот свадебный поезд под звон бубенцов везет к счастью мордовочку-невесту. Словно завороженная, я смотрела ему в след и с грустью думала: “Как жаль, что то далекое время ушло.” Но память о нем всегда будет жить и бережно храниться, и я теперь в этом твердо уверена.
.Широкая лестница музея, устланная мягкой красной дорожкой, зовет наверх. Робко поднимаюсь по ней и вижу его, великого Мастера, непревзойденного Скульптора. Но грустью и тоской наполнены его глаза, боль в его душе, страдающий взор устремлен далеко-далеко.
О, Эрьзя! Огромный океан разделяет тебя от земли мордовской, но сердце твое навеки и воедино слито с родным народом.
Тишина и величие в этом зале. Не холодные глыбы мрамора и не отжившее свой век дерево кебрачо передо мной. Все, созданное рукой Эрьзи, полно жизни. Вот Спящая Женщина. Склоненная головка, нежная рука, пышные волосы. Как прекрасна эта молодая женщина, погрузившаяся в безмятежный сон. Невольно любуюсь ею. Что видит она во сне? Можно только догадываться. Но об этом наверняка знал Мастер, творивший эту незнакомку.
Мне чудится ее ровное дыхание. Сомкнутые веки будто слегка вздрагивают, чудесные волосы словно обдувает ветерок, едва заметная улыбка касается ее губ. И мне вдруг так захотелось, чтобы эта красавица пробудилась от глубокого сна, открыла свои глаза! Но, точно боясь ее разбудить, я отошла на цыпочках в сторону и уже издалека попрощалась со спящей красавицей.
Передо мной возник пророк Моисей. .Изможденный еврейский народ страдает, скитаясь под палящим солнцем в бескрайней пустыне. Но ведет и ведет его просветленный Богом Моисей. Проходят века. И вот Мастер Эрьзя заканчивает работу над своим творением, ставшим бессмертным. Твердо и уверенно скользит резец скульптора. “Руку Эрьзи направлял дар Божий”, – скажут потом люди. Сурово взирает пророк Моисей на каждого пришедшего, и я словно слышу его глас: “Ведаешь ты, что в сердце несешь своем? Не блуждает ли во тьме душа твоя?” “Вера спасла народ Моисея. Великая вера спасет и нас”, – думала я, чувствуя пронзающий взгляд пророка.
.Зал русского искусства. Великолепные полотна художников XIX века. Мое внимание привлекает портрет великой княгини Марии Федоровны. Нецарское строгое платье, хрупкий стан, тонкие руки, нежный румянец на щеке. Я в недоумении: неужели это русская царица? Да, это она. Датская принцесса, затем – русская императрица Мария Федоровна. Благородная царская осанка, густые черные волосы обрамляют молодое лицо. А душа ее удивительно нежная, я это почувствовала, едва зазвучали звуки флейты. Вспоминаю судьбу императрицы и невольно вздрагиваю. До боли сжимается сердце: нет страшнее горя, чем пережить смерть своих детей! Остаться одной, потерять страну, ставшую родной.
Художник запечатлел княгиню совсем молодой, страшное испытание впереди. Под нежное пение флейты рассматриваю каждую деталь, каждый штрих портрета. Но всякий раз мой взгляд задерживается на глазах будущей царицы. Она смотрит внимательно, испытующе, словно предчувствует великую трагедию России – свою трагедию.
Далеко вперед ушла наша экскурсия. А я все стояла перед портретом Марии Федоровны и ощущала горькое чувство какой-то вины.
В одном из залов музея нас ждал настоящий сюрприз, о котором можно было бы только мечтать: в свою мастерскую для нас распахнул двери сам И. К. Макаров, великий живописец. Я с удивлением рассматривала его, и мне даже хотелось потрогать его рукой: настоящий? Через несколько минут все мои сомнения рассеялись: конечно, настоящий! Кто же еще так увлекательно, как выдающийся художник, расскажет о знаменитых полотнах? Мастер живописи поведал нам о кропотливом труде художника, позволил подержать свои волшебные мольберт и кисти, познакомил со своим талантливым учеником. Покидая мастерскую, я долго оглядывалась: мне так не хотелось, чтобы исчез ее удивительный хозяин.
Путешествуя по музею, я постоянно слышала музыку. Она, задумчивая и грустная, струилась из каждого полотна, из каждой скульптуры. Но какая музыка ожидала меня впереди, я даже не представляла. Специально для нас из Петербурга приехали музыканты из камерного оркестра Государственного Эрмитажа.
Я люблю слушать произведения Чайковского, Бородина, Мусорского, Рахманинова. Но они звучали с экрана телевизора. А такую музыку, живую, я услышала впервые.
Это было какое-то волшебство. Я вся превратилась в слух и позабыла обо всем на свете. Музыка лилась и входила в мою душу, и с ней творилось что-то необыкновенное: хотелось плакать и смеяться, огорчаться и радоваться. Звуки то плыли нежно и плавно, как облако, то вдруг нарастали, рвались ввысь и превращались в огромные волны.
Я смотрела на музыкантов, и они казались мне необыкновенными людьми. Это правда: музыканты, художники, поэты – люди необыкновенные. Глядя на полотна, слушая музыку и поэзию, хочется стать чище, добрее, лучше, чем ты есть. Мне кажется, это почувствовал каждый приехавший со мной в этот удивительный храм муз.
Мы возвращались в детский дом. А я думала: наверно, мне не стать художницей или музыкантом; я знаю, для этого нужен дар Божий. Но трепетные чувства к тому, с чем я соприкоснулась в этот день, будут всегда в моем сердце. Я благодарю всех, кто подарил нам этот незабываемый праздник. Он навсегда останется в моей памяти как счастливейший день в моей жизни.
Суродина Мария
(Ялгинский Детский дом-школа, 6 класс)




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Художественное своеобразие античной литературы.
Сейчас вы читаете: Прикосновение к прекрасному (экскурсия в музей)