Немецкий героический эпос

В XII в. в Германии впервые возникает светская художественная литература на немецком языке, зафиксированная в письменных памятниках. Она служит выражением идеологии уже сложившегося к этому времени феодального общества и в то же время существенным орудием ее формирования и развития. Эта новая, светская литература немецкого рыцарства имеет разные источники. С одной стороны, она импортирует новые сюжеты и жанры из Франции, классической страны западноевропейского феодализма, откуда в Германию проникла новая рыцарская культура и идеология.

Именно во Франции впервые сложились в подлинном смысле классические образцы рыцарской литературы, которые в остальных странах Западной Европы служили предметом переводов и подражаний. С другой стороны, творчество феодальных кругов опирается на старую национальную традицию героического эпоса и народной обрядовой лирики, переработанную в той или иной степени в духе рыцарской идеологии.
Германский героический эпос, засвидетельствованный в древненемецкой письменности лишь небольшим отрывком “Песни о Хильдебранте”, продолжал существовать в народной эпической традиции всего раннего средневековья, несмотря
на преследование церковью “языческих песен”. Вместе с упадком дружинного быта и формированием феодального общества исчезает дружинный певец, но его эпический репертуар переходит к шпильману, новому типу бродячего профессионального певца. По-прежнему он встречает интерес и в верхах феодального общества, и в широких народных массах, где, по свидетельству латинских хроникеров, не только слушали, но и “пели” о королях и героях старого времени. Шпильманы вносили в старинные эпические сказания значительные сюжетные изменения.
Сказания эти подвергаются христианизации и феодализации, переносятся в рамки новых общественных отношений. Архаическое искусство аллитерации заменяется рифмой, заимствованной из латинской и немецкой клерикальной поэзии, что приводит к полной стилистической перестройке традиционных формул эпического языка.
Развитие рыцарской культуры в XII в. ставит перед искусством шпильмана новые задачи. Героический эпос с его воинскими идеалами должен был занять почетное место в новой светской литературе феодального общества. Под влиянием образцов, заимствованных из Франции (перевод “Песни о Роланде” попа Конрада Регенсбургского, около 1130 г., и др.), старинные эпические песни о Зигфриде и гибели Нибелунгов, о Дитрихе Бернском, Вальтере Аквитанском и многие другие перерабатываются в обширные эпические поэмы, которые предназначаются уже не для песенного исполнения, а для рецитации по рукописи шпильманом или ученым клириком. В этом существенное различие между средневековым немецким эпосом и русскими былинами или южнославянскими эпическими песнями. Былины и “юнацкие песни” дошли до нас в живой традиции народного творчества и устного исполнения народными певцами, тогда как немецкие средневековые эпические песни в своей первоначальной народной форме остались незаписанными и сохранились только в литературной обработке конца XII -XIII вв. При этой обработке народные эпические сказания подверглись более или менее значительному влиянию рыцарской идеологии и новых литературных форм. “Песнь о Нибелунгах” написана около 1200 г., после переводных рыцарских романов Гартмана фон Ауэ и одновременно с рыцарской лирикой Вальтера фон дер Фогельвейде. Но сквозь внешний налет куртуазных отношений, нового рыцарского быта и идеологии отчетливо проступает старое народное содержание сказания, свободное от узкой сословной ограниченности, специфической для рыцарских романов куртуазного стиля. Простота и грубость, суровость и жестокость сохраняются и в позднейших обработках сказания о Нибелунгах как неизжитое наследие эпохи варварства.
Сюжеты немецкого эпоса XII-XIII вв. восходят по своему происхождению к племенным эпическим песням эпохи “великого переселения народов”. Старые племенные противоположности эпических сюжетов выступают достаточно отчетливо и в эту более позднюю эпоху. Отдельные сюжеты или циклы еще сохраняют свою самостоятельность. Франкский эпос о Зигфриде, бургундский о Гунтере, готский о Дитрихе и Эрманарике сближаются, но они еще не объединились в эпос немецкий. Процесс объединения остался незавершенным ввиду отсутствия для этого исторических предпосылок в феодально-раздробленной средневековой Германии.
Поэтому средневековый немецкий эпос не является в такой степени национальным, как эпос французский или испанский. Его герои не выступают как защитники общей родины или народа от иноплеменных захватчиков (как Роланд или Сид), их богатырские подвиги ограничены интересами личными и семейно-родовыми, племенными и феодальными.
Характерно, что центром циклического объединения племенных эпических сказаний в процессе развит немецкого эпоса постепенно становится король гуннов Аттила (Этцель). Этот иноплеменный властитель играет в позднейших немецких героических сказаниях ту же роль идеального эпического монарха, которая принадлежит Карлу Великому в старофранцузском эпосе и князю Владимиру в русском.
Литературная обработка старых эпических песен в героические поэмы происходит почти исключительно на юго-востоке Германии, в придунайских землях, на территории Баварии и Австрии, где еще не сложилась в полной мере новая рыцарская культура. На запад в передовых прирейнских землях, немецкое рыцарство увлекает в это время куртуазными романами, импортированными из Франции уже с 1170-х годов. Старая героическая песня осталась здесь народным искусством, которое не нашло отражения в письменной литературе феодального общества.




Subject matter of stylistics.
Сейчас вы читаете: Немецкий героический эпос