“Искусство выполняет работу памяти: оно выбирает из потока времени наиболее яркое, волнующее, значительное и запечатлевает это в кристаллах книг

Искусство на самом деле можно сравнить с памятником человеческой истории, а особенно монументальной, на мой взгляд, является литературная память В книгах мы видим отражение различных эпох и событий, видим эволюцию человеческого сознания, острые проблемы разных исторических времен В двадцатом веке во время народных революционных волнений и тотальной перестройки общества наиболее остро встала проблема разложения человеческой личности из-за потери нравственных идеалов Особенно остро разрушительные последствия неверного нравственного

ориентирования революционно настроенных пролетарских масс восприняла интеллигенция Одним из представителей интеллигенции был также не принявший революцию М А Булгаков, создавший повесть “Собачье сердце”, в которой обличил пороки современности в весьма жесткой сатирической форме
Современники М А Булгакова находили в “Собачьем сердце” множество узнаваемых, конкретных примет времени и среды По меньшей мере две глубокие и острые мысли, развернутые в повести, пережили свое время и заставляют до сих пор читать эту вещь неотрывно, и не только в силу уважения к репутации автора Одна из них связана со странным
“лабораторным существом”, которого никак уж не решишься назвать человеком, – Полиграфом Полиграфовичем Шариковым Другая – с самим профессором Преображенским, создавшим Шарикова, “жрецом”, как не раз называет его Булгаков
В пору революционной ломки в историческое действие неизбежно втягиваются самые различные по тенденции и окраске силы В Шарикове воплощена не демократическая, сознательная, а плебейская, низменная стихия народной жизни По сути, Полиграф Полиграфович не имеет в себе ничего “пролетарского”, кроме происхождения, которым он так кичится Клим Чугункин, пьяница и лодырь, имевший судимости, чье сознание унаследовала уличная дворняга, это “люмпен-пролетарий” в буквальном смысле слова Грубость и наглость, воровство, привычка к вранью и доносам – все эти дурные качества словно сконцентрировались в рожденном гениальным профессором Преображенским фантастическом двуногом существе Главный интерес этого существа – не производить, а “делить”, настаивать на “правах” и избегать обязательств И какая поразительная наглость – требование Шарикова выдать себе белый билет “на учет возьмусь, а воевать – шиш с маслом!” Но зато Шариковым овладевает полная готовность занять должность по отлову котов Великая возможность произносить членораздельные звуки поощряет Шарикова лишь к митингованию и хамской демагогии – так много ли, стало быть, стоит наша способность выкрикивать политические лозунги?
Грубость души и просто грубость, невоспитанность, непросвещенность – вот в чем видит Булгаков реальную угрозу строительству новой жизни и бичует это средствами изощренной, язвительной сатиры Страшен этот недочеловек со скошенным лбом, но в цветном галстуке и лакированных ботинках, вечно готовый кого-нибудь “тяпнуть” в совершено собачьей манере Шариков “в должности”, надевший кожаную куртку и доставляемый домой на грузовике – это грозное видение плебейского нахрапа, наглой вседозволенности, готовый погубить все человеческие нравственные ценности заодно с идеалами революции И потому профессор прав, когда, пусть наивно, добродушно призывает Шарикова “Учиться и стараться стать хоть сколько-нибудь приемлемым членом социального общества”
С фигурой профессора Преображенского связана другая, не менее важная сторона фантастической сатиры Булгакова Добросовестный консерватор, и если не монархист, то по меньшей мере добропорядочный верноподданный старого режима, Преображенский тщетно борется за сохранение привычного образа жизни в своей большой московской квартире Он хотел бы отгородиться от “улицы”, окружающего мира, оставить нетронутыми свою “чистую” науку, свою независимость, а вместе с тем удержать свои понятия о нравственности и даже удобствах быта Но себе же на погибель он создает чудовище, способное изгадить и погубить все вокруг себя Близорукость взгляда академического ученого и непредсказуемость результатов опытов и теории, когда дело касается человеческой психики, – вероятно, в современном мире эта тема не менее насущна, чем несколько десятилетий назад, когда писалась повесть
Следует заметить, что при определенных симпатиях к “жрецу” чистой науки профессору Преображенскому взгляд Булгакова во многом не совпадает с позицией героя, Пречистинского профессора Автор повести “Собачье сердце” с редкой откровенностью говорил о том, что лучшим слоем в стране он считает интеллигенцию и сокрушается о тех чертах своего народа, которые задолго до него вызывали сокрушение предшественников Булгакова, например, его “учителя” M. E Салтыкова-Щедрина Но сам Булгаков искренне пытался помочь обществу избавиться от тех его язв, которые так зорко видел Именно художественная честность и делает повесть Булгакова значительным источником реалистического познания


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Происхождение фольклора.
Сейчас вы читаете: “Искусство выполняет работу памяти: оно выбирает из потока времени наиболее яркое, волнующее, значительное и запечатлевает это в кристаллах книг