Размышления над романом Пушкина “Евгений Онегин”

Говоря о качествах какого-либо человека, определяя его характер, оценивая как личность, почему-то всегда вспоминают о его принадлежности к определенной национальности, говорят, как сейчас модно, о национальном менталитете. Герои литературных романов – не исключение. А что такое – русская душа? Что заключает в себе это понятие? Конечно, говоря о героях романа “Евгений Онегин”, можно рассказывать о любви к родной природе, вспоминая строки о встрече рассвета, о долгих прогулках по лесам и лугам Михайловского и Тригорского, по берегам Сороти – не даром же поэт щедро дарил героям свои любимые места. Можно вспомнить, что “Татьяна верила преданьям Простонародной старины”, рассказать о верности национальным традициям, о чудесном сне Татьяны. Но, наверное, то же самое можно сказать и про других пушкинских провинциальных барышень. Тогда почему же именно она – “главная героиня”, “любимая героиня”, да еще и “милый идеал”? Она даже по-русски писать не умела, и то самое, заветное письмо Пушкину пришлось переводить с французского.
Наверное, есть у каждого народа свои черты, свойственные только ему традиции, которые не определяются социально-экономическими этапами развития, которые не отнять при каких угодно испытаниях. Мы видим искренность первого чувства Татьяны, ее смелость и решительность. Мы знаем, что она пронесет его в сердце через всю жизнь: “Я вас люблю (к чему лукавить?)” Мы верим ее словам и не ждем ничего другого, когда она вспоминает о юности:
А мне, Онегин, пышность эта,
Красивой жизни мишура,
Мои успехи в вихре света,
Мой людный дом и вечера,
Что в них? Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище,
За те места, где в первый раз,
Онегин, видела я вас,
Да за смиренное кладбище,
Где только крест да сень ветвей
Над бедной нянею моей! Личные переживания Татьяны говорят о том, что она, дочка своего народа, верна его принципам и традициям. Вспомните ее разговор с няней:
В наши лета
Мы не слыхали про любовь;
А то бы согнала со света
Меня покойница свекровь.
Татьяна даже в чем-то повторяет судьбу крепостной няни: замужество без любви:
Со слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны.
Я вышла замуж.
В чем-то ее крест даже тяжелее: она не забыла (и никогда не забудет!) первую любовь, она снова видит любимого – теперь уже у ее ног. Но ведь нельзя, с точки зрения героини, отплатить злом человеку, который ничего не сделал тебе плохого и любит тебя. Кроме того, для Татьяны совсем не пустой звук честь и верность
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана
Я буду век ему верна.
Можно не сомневаться, если муж, даже нелюбимый, попадает в беду, Татьяна будет рядом с ним, будет заботиться, поддерживать. Поедет в суровую Сибирь, как это делала Мария Николаевна Волконская – тоже “милый идеал” поэта, его романтическое юношеское увлечение.
Значит, верность и понимание чести, любовь и жертвенность ради другого человека – вот те черты, что определяют, на мой взгляд, в романе Пушкина душу его любимой героини.




1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


The verb and its characteristics.
Сейчас вы читаете: Размышления над романом Пушкина “Евгений Онегин”