Роман Джека Лондона «Мартин Иден» начинается с описания первого визита главного героя в респектабельный буржуазный дом Морозов, где он познакомился с сестрой студента, за который вступился в драке. С этого визита все и началось. Мартин влюбился в Руфь. Он хорошо понимал, что между ним и Руфью, девушкой из состоятельной буржуазной семьи, лежит пропасть. Однако благодаря невероятному упорству и таланту Мартин овладел разнообразными знаниями, за очень короткий срок стал не только образованным, хорошим человеком, но и популярным писателем. Казалось, что все должно быть хорошо.
Но Руфь, замкнутая в узкие рамки буржуазного Мирка, не понимает Мартина, ему отказывают от дома Морозов. Через некоторое время колесо фортуны все же вернулось к Мартину лицом. Его книги охотно печатались издателями и нарасхват раскупались читателями. Все, что когда-либо было им написано, нашло свое место на страницах журналов и газет. На его счету в банке лежали сто тысяч долларов. Но Беспокойная душа Мартина не находила никакого удовольствия. Теперь, когда журналы и издательства готовы были печатать все, что выходило из-под его пера, он вдруг потерял всякое желание писать. Его мысли были заняты одним — как понять все происшедшее с ним, что вообще происходит в человеческой жизни.
Мартин мучительно раздумывал о содержании человеческого бытия, о своей собственной роли во всем происходящем. Это были рассуждения человека, прошедшие жестокую школу жизни, сумевшего своим собственным трудом и умом выбиться из низов на вершину буржуазного общества и вдруг обнаружило на этой вершине все то же «зловонное болото» капиталистической действительности. Чем заполнить эту пустоту, Мартин не знал. Иногда ему казалось, что лучший выход из создавшегося положения, — вернуться к своим прежним занятиям, «он скорбит о кубрик, о кочегарку, как о потерянном рае». Но слишком глубокая пропасть пролегла между образованным модным писателем и простыми матросами. Нет, назад пути ему не был, его старый рай уже безвозвратно утерян. А нового рая он так и не нашел, несмотря на, свалившихся...

на его богатство и славу, И где-то на так любимом им океанском пространстве Мартин выбрасывается Из иллюминатора каюты.
Невольно возникает вопрос: как же так, почему Мартин Иден добровольно уходит из жизни в час своего полного триумфа? В чем истинная причина гибели Мартина Идена? Ключ к пониманию источников его личной трагедии лежит в признании Мартина Руфи: «Вы чуть не погубили меня, желая мне добра. Да, да! Чуть не погубили мое творчество, мое будущее! Я по натуре реалист, а буржуазная культура не выносит реализма. Она боится жизни. И вы хотели и меня заставить бояться жизни. Вульгарность основа буржуазной культуры. А вы хотели вытравить из меня живую душу, сделать меня одним из своих. «. Мартин Идеи был плоть от плоти, кровь от крови человеком своего класса. Но вот моряк превратился в модного, преуспевающего писателя. Причем его популярность на реалистическом видении мира, на высказывании идей, которые буржуазное общество не принимало, но они щекотали его нервы, а знакомство с их автором позволяло считать себя либералом. В результате Мартин Идеи, сам того не желая, попал в положение человека, сидящего на двух стульях. По своим идеям, по своему мышлению он был и остался реалистом, ему были чужды мораль и предрассудки буржуазии. Но по своим доходам, по своему новому образу жизни он теперь принадлежал к классу буржуазии. И это противоречие требовало разрешения.
В романе роковой прыжок Мартина в пучину океана описан, как совершенно естественный, простой и даже обыденный шаг. И та обыденность, с которой уходит из жизни Идеи, — неотъемлемая часть «трагической национальной истории успеха» талантливого художника в Соединенных Штатах Америки. Мартин Идеи не захотел быть шутом, развлекая буржуазную публику, но и другого пути для себя он не видел. Он не желал примкнуть к людям, обслуживающим класс буржуазии, но и не находил в себе сил, чтобы стать в ряды тех, кто служит народу. В этом я вижу трагедию этой незаурядной личности.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Трагедия Мартина Идена