Поэтический переворот Льва Толстого

Эстетика есть выражение этики.

По мнению Дмитрия Мирского, одного из критиков Толстого, первые пятьдесят лет писатель смотрел на жизнь глазами Наташи Ростовой, только что отправившейся на свой первый бал; в последние же годы глазами Ивана Ильича, мечущегося в черном мешке. Другой его критик, Лев Шестов, также считает, что Толстой до происшедшего в нем в 1880-е годы переворота взирал на мир как на “обворожительный бальный зал”, а позднее – как на камеру пыток. В работе же Плеханова “Отсюда – досюда” отмечено, что Толстой создавал

по-настоящему выдающееся только в первую половину своего творческого периода, а после переворота принял исходное положение цензора: в его эстетике господствовали этические, педагогические и религиозно-философские критерии. В специальной литературе много говорится об идейно-религиозном перевороте Толстого и почти ничего о его Поэтическом перевороте.

Настоящее исследование сконцентрировано именно на этом. Его цель показать, что между эстетикой и этикой Толстого нет антагонистического противоречия: как мыслитель он говорил то же самое, что и как Художник. В “Исповеди” он пишет: “Со мной случился переворот,

который давно готовился во мне и задатки которого всегда были во мне”.

Анализ поздних произведений Толстого – идеальное пространство для охоты интерпретаторов его текстов. Филологов здесь ждет множество открытий.

Реалистический Роман достиг пика своего развития в конце XIX века, затем пережил кризис и стал приходить в упадок. Толстой хотел вырвать роман из плена реализма, который означал для него одно и то же, что и Провинциализм. Он не принимал ни миметическое, ни считаемое им иллюзионистическим искусство Fin de sie’cle, но искал новые поэтические решения . Он хотел освободиться и от прежних своих эстетических канонов. Свои художественные произведения писатель оценивал негативно, а “Войну и мир” называл “многословной дребеденью”. По его мнению, этический писатель не может удовлетвориться совершенством формы.

Произведение искусства должно служить руководящим принципом нравственного действия: момент морали должен значительно превышать безответственно красивое. Это мнение соответствовало тому перевороту, который произошел в его мировоззрении в 1880-х годах и суть которого сам писатель сформулировал следующим образом: выдающаяся литература рождается тогда, когда созревает высокая нравственность. Не потому он шлифовал с таким упорством свои романы и рассказы, что стремился к особенному эстетическому совершенству, как Флобер, а для того, чтобы сделать идею как можно более прозрачной.

Их красота не в чеканности стиля, а в епифанском проявлении божественной мудрости. Он считал, что уверенный в своем деле не нуждается в стиле. Эстетический аскетизм Толстого родственен Платону.

В своих поздних произведениях он признавался, что цель и задача искусства заключаются вовсе не в подражании природе, а в образцовом воплощении истины. В отличие от прежних эстетических взглядов, согласно которым язык служит исключительно для описания мира, теперь он считал: если писатель располагает способностью божественного Логоса, то слово служит не только для описания действия, оно само является действием. Так же, как творящее Слово творит из ничего и вызывает к жизни видимый мир тем, что называет его, так и поэт создает новый мир. Эстетическая оценка жизни сменяется у Толстого этической.

Усиливается в нем убеждение в том, что мышление не только может познать, но и корректировать бытие. Он хотел не только “изображать” жизнь, но и творить ее.

В “Воскресении”, которое сам Толстой называл “опытом в лаборатории”, писатель пытался соединить два исключающих друг друга поэтических принципа: Объективность И тенденциозность, то есть бесстрастный голос повествователя и позицию всезнающего автора, которая Contradictio in adiecto. Стремление к беспристрастности достигает цели в том случае, если читатель видит в созданном писателем не зеркальное отражение жизни, не симуляцию действительности, а саму неприукрашенную действительность с документальной достоверностью. Он хотел уничтожить дистанцию между жизнью и искусством, между Faktum И Artefaktum.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Syllable theories.
Сейчас вы читаете: Поэтический переворот Льва Толстого